Дракон в часах

Можно попробовать

— Ну, ку-ку! – C плохо скрываемым отвращением сказал Дракон, сверившись с наручными часами. Тяжело вздохнув, украдкой выпустил тонкую струйку дыма, подсвеченную сполохами бушевавшего внутри него пламени. И помахал крылом, разгоняя: хозяин этого дома не курит.
«Дожились… Меня, заслуженного дракона всех времен и народов – в часы пристроили. Кукукать на старости лет! Синекура, сказали. Мерзавцы!» — По морщинистой щеке скатилась крупная слеза. Дракон подергал цепочку, которой был согласно контракта прикован к часам, – крепкая. Чемодан в каморке до сих пор стоит не разобран. Вздохнув, прислонился к дверкам, через которые он по идее должен был выходить каждые полчаса, но снаружи было намного интереснее, так что он и не заходил внутрь вовсе. С тем и затих выжидая непонятно чего.
Вокруг было тихо. Проверив, не видит ли кто, почесался по кошачьи лапой за ухом. Еще раз оглядевшись, Дракон принялся за дежурное развлечение – плевать огненными капельками в мелькающих то там то сям наглых мух.
Мухи были бдительны и ловко уворачивались от летящих в них огненных комет.
Потушив из висевшего рядом с левой дверкой огнетушителя занявшуюся на столе бумагу, Дракон впал в уныние.
«Черт, благодетель придет, расстроится… – подумал он и вздохнул, потому, что если уж быть совсем-совсем честным, то кроме всяческих неприятностей нынешнему хозяину он больше ничего и не приносил. — И зачем он меня взял? Были же и другие…»
Он посмотрел на дрыхнувшего в кресле у окна персидского кота. Левый бок наглой твари украшала огромная подпалина. Справедливости ради надо сказать, что кот сам на него напал. Вероломно. А Дракон только защищался. Тем обидней было выслушивать упреки.
«Хорошо хоть, что хозяин все больше на компьютере пишет, – думал Дракон, глядя на листок бумаги, украшенный красивой дырой в форме Африки, — А тот диск, что так красиво сверкал – удержаться было почти невозможно…»
– Вот и не удержался, – сказал он, – кто же знал, что там был, этот, как его – весь архив. Что бы не значило это, явно вороньего языка, слово.
И еще раз подергал за цепочку.
«Идет» – понял Дракон, глядя как встрепенулся паленый котяра. Он снова посмотрел на мокрый лист с дырой, прожженной как раз в том месте, где раньше что-то было написано. Настроение стало совсем никудышным.
Вениамин Буоновентурович взглянул на листок и сказал что-то совсем непонятное дракону, но явно не похвалу. Дракон замер на жердочке, вытянувшись по стойке смирно. «Выгонит! Как пить дать – выгонит. Куда же я теперь отправлюсь-то? Все, к кому могу прибиться, сами в таком же состоянии, или некогда им. Дети, внуки – нет, куда же я!? – Совсем запаниковал Дракон, – А после того, как согласился на этот пост, да еще с понижением в росте, даже мухи и те меня не уважают! Пропал, как есть пропал…»
– Занялся бы ты делом, что ли.- Вздохнул хозяин.
Кот фыркнул:
– Он уже непыльное дельце присмотрел – мух извести пытается, огнем плюется!
Дракон задохнулся от столь наглого доносительства:
– А ты откуда знаеш-ш–ш-шь!? – Раскинув крылья и вытянув шею, зашипел он, – Спишь днями напролет! Мыши твой хвост заместо скакалка приспособили!
– После того, как ты мне спалил шерсть! – Завопил кот, – Я, я, да я…
Но тут вмешался хозяин:
– Немедленно прекратите! – заявил он, – Я тут, было, начал писать твою историю, но ты ее, увы, сжег, – потряс он перед носом дракона прожженным листком, – с другой стороны, ты ведь наверняка знаешь истории, которые могут быть всем интересны?
– Только не мне! – пробурчал кот.
– Но ведь, я же… вроде как, на службе… – Растерялся Дракон, – Не положено…
– Огнем плеваться ему время есть, – съязвил кот, – А как делом заняться…
– Вот и будешь в свободное время записывать свои истории вместо того, чтобы мух гонять.
– Да я… я неграмотный, как бы… – Промямлил Дракон, не покраснев лишь потому, что покраснеть дракон в силу своей толстокожести не способен физически.
– Научим! – Откликнулся Буоновентурович, – Тогда все при деле будут, да на безобразия времени не будет: я буду работать и сказки писать, дракон будет учиться и мемуары сочинять, ну и время объявлять в положенные часы, разумеется, а кот… А, кстати, где этот бездельник Базилик?
Хозяин принялся искать внезапно исчезнувшего кота, но не нашел и вернулся к дракону.
– Всегда так: чуть только работой запахнет – ищи-свищи его… Ну и пусть себе прячется. А мы можем прямо сейчас и приступить. Ты как?
Дракон, подумав, решительно кивнул головой:
– Да. Можно попробовать.
И, пытаясь вспомнить — положил ли он в чемодан домашние шлепанцы, плюнул не глядя в зазевавшуюся муху. Попал, между прочим.

Очередь

Хозяин играл с котом Базиликом в «гусарика». На рассказы. Такова традиция: выигравший рассказывает честно придуманную, но совершенно жизненную историю, произошедшую с ним лично на самом деле.


Дракон сидел на жердочке и с увлечением записывал свои рассказы на диктофон. Идея обучить его грамоте блестяще провалились. Хозяин, по очереди с котом, пытался донести до дракона смысл закорючек нарисованных на бумаге, но быстро сомлели от непроходимой невосприимчивости дракона. Тот, хитро щурясь, радостно соглашался с тем, что вот эта вот закорючка — «а» , а вот эта — «зю», но стоило его спросить, показывая на «а» — уж не «зю»-ли эта буква? Как он немедленно соглашался с вашими смелыми догадками. Тогда хозяин смотался в магазин и приволок диктофон, к всеобщему облегчению.

— Давно бы так, — пробурчал котяра, почесывая подпаленный бок, — уж сколько времени на этого ископаемого потратили зазря, вместо того, чтобы сделать чего-нибудь полезное для меня.

И нервно подергивая хвостом ушел проверять свежую заначку за комодом. Заначка пахла все еще не очень сильно, но хозяин подозрительно морщил нос, так, что кот справедливо полагал — пора перепрятывать.

Дракон сидел на жердочке, рассказывая в диктофон очередную историю и лишь изредка отрываясь от своего увлекательного занятия, чтобы пришлепнуть особо обнаглевшую муху. Вот и сейчас он ловко плюнул огнем в наглючее создание и заорал,

Ура!!! Есть!

Муха, огненным шаром рухнула прямо на то место, где записывалась «гора» кота.

Зря, зря ты ему очки купил! – завопил, с фальшивым возмущением, кот, бросив карты на стол, – Гляди, что он натворил, — тыкал он когтем в бодро горящую гору, но так, чтобы не затушить ненароком, — Я был уже в пол когтя от выигрыша!

Да ладно тебе, будем считать, что ты выиграл, — сказал Хозяин коту, отбиваясь от дракона, рвавшегося со своим огнетушителем к очагу возгорания, — ты будешь рассказывать, ты!
И прихлопнул
тетрадкой тлеющую пульку.

— А с тобой, — сказал он дракону, — мы еще поговорим о технике безопасности…

Дракон смущенно отворачиваясь упорхал к себе на жердочку, на которой висел забытый в спешке, включенный на запись диктофон.

Я тогда был совсем молодым котом, — заунывно завел кот Базилик свой рассказ, — вся жизнь казалась мне одним сплошным приключением….

— Эх, молодость, — пробурчал дракон.

— А ты не мешай, свои рассказы рассказывай, да записывай! — возмутился кот.

Дракон продемонстрировал ему выключенный диктофон и зашипел презрительно,

Нам чужие побасенки не нужны, у нас и своих хоть отбавляй!

А ну, прекратите свару! – Встрял хозяин, — продолжай, — кивнул он коту, — выхлюздил рассказ, так уж будь добр, доведи его до конца, а то я еще решу, что ты его не придумал, а теперь просто так время тянешь!

Даже блохи меня тогда не интересовали, — Бодро продолжил Базилик.

Врешь! – Не выдержал такой явной брехни дракон, — Блохи – это то, что не может не волновать, я однажды целый замок, вместе с королем тамошним спалил, так меня блохи допекли. Правда король тот был еще хуже, чем блохи, но…

— Так у тебя тоже? – Изумился кот. – То-то я смотрю, в последнее время, мои блохи какие-то странные стали…

Так, — заявил Хозяин, — если вы еще слово про блох скажете, — то я тебе засчитываю поражение, и лишу права рассказывать рассказы.

Все-все – испугался кот, — все! Про блох – ни слова!

И зажал себе пасть лапами. Хозяин сделал вид, что не заметил.

Да я, это… — забормотал дракон, — я потом, как-нибудь расскажу..

У нас тогда рыцарский турнир проводился, — продолжил Базилик — вышел я на бой за руку и сердце прекрасной дамы. Весь в плюмажах, разодетый в пух и прах! Расправил свой штандарт, провозгласил девиз и поклонившись даме, ринулся в бой. Противник мой, надо честно признать, был ничуть не хуже меня, и даже, если уж быть совсем честным, превосходил меня в некоторых вещах, что, впрочем, не существенно теперь, по прошествии времени.


Три раза вставало над горизонтом солнце и три раза уходило на покой, так и не дождавшись результатов. Зрители устали не меньше нашего – дошло до того, что из окон принялись бросать в нас разными предметами, чтобы помешать ходу поединка и вынудить сдаться одну из сторон. Но не на тех напали! Мы бились не на жизнь, а на смерть! Но все было тщетно. Силы были равны. И вот, когда наступил четвертый рассвет, роскошный цветок, в глиняном горшке, (любимая гортензия, — пробормотал Хозяин,- но ведь через пару часов на работу… ) запущенный твердой рукой попал моему сопернику между ушей и он рухнул, поняв всю бессмысленность продолжения нашего боя. — Кот замолк и принялся водить когтем по столу в задумчивости.

— Ну, а дальше? — не выдержал дракон.

— Что — дальше? – Удивился кот. — То, что было дальше, касается только меня и той дамы, — гордо объявил он.

— Да он просто ее имя не может вспомнить, — заклекотал по куриному дракон, давясь от смеха.

— Тихо! — сказал Хозяин, — достойная история, вот только почему все твои рассказы такие однообразные?

Но ведь мы договорились, что рассказываем истории о том, что происходило с тобой лично, — напомнил кот.

— Да, — сказал хозяин, — нет ничего разнообразнее, чем то, что произошло с тобой, все просто зависит от того, как на это посмотреть.

Понял я, понял, — сказал кот, — тогда вот такая история…

— Стоп, — сказал Хозяин, — это же уже совсем другая история, правда? И расскажешь ты ее когда к тебе вновь придет очередь.

Храбрый дракон

Дракон дремал на шпеньке над циферблатом часов, прислонившись к полуоткрытой дверке, солидно похрапывая. Изредка, меж зубов выскакивала струйка дыма, но убедившись, что на нее никто не обращает внимания, разочарованно втягивалась обратно.


Две мухи, переговорив накоротке, подкрались поближе намереваясь вытащит из под лапы спящего дракона диктофон. Одна попыталась приподнять лапу, а другая вытащить диктофон.

—Оп-а! — Заорал Дракон, — одним махом — семерых побивахом!

И ловким движением поймал обеих мух сразу. Сачком, который до этого прятал за спиной.

— Вот, это я называю — на живца!

— А теперь, как честный охотник, ты просто обязан их съесть, — меланхолично заметил толстый кот с огромной подпалиной на левом боку.

Мухи затихли.

— Чтобы я — мух? — оскорбился дракон

— Кукарекать тебе не западло, так, что и от мух не зарекайся… В крайнем случае можешь чучела из них сделать. Мухи переглянулись и уставились на дракона.

— Не кукарекать, а куковать! И то, лишь потому, что это входит в мои служебные обязанности. Впрочем, тебе этого не понять. А чучело у нас уже есть, зачем нам еще. Это я о тебе, если не понял, тебя, вон, даже набивать не надо: и так один мусор внутри, — захихикал дракон.


Мухи изобразили бурное раскаяние с заламыванием рук и паданием на колени.


— Черт с вами, летите. — сказал Дракон. — только думать не мешайте.


И выпустил арестанток. Мухи устроили в воздухе весёлую кутерьму — воздушный парад в честь избавления.


Котяра приоткрыл пошире глаз и проворчал, — говорю же — никчемные существа, один шум и неразбериха от них.


Тут мухи стали дразнить Дракона. Подлетят поближе, но так, чтобы цепочка, которой дракон прикован к часам не давала до них дотянуться, а потом удирают сломя голову в показном ужасе.

Дракон терпел, терпел, да ка-а-а-ак плюнет вслед наглым мухам огнем!

— Что-то паленым запахло, — принюхался Кот, — не к добру это.

И повернулся на другой бок. От хвоста его валил густой, черный дым. Мухи все рассчитали точно.

— Пожар! — завопил Дракон.- Пожар!

И схватив огнетушитель, висевший возле дверцы часов рванулся спасать Кота. «Цепочка коротковата» — запоздало понял он свою ошибку. Огнетушитель, вырвавшись у него из лап полетел вниз, а сам дракон повис на цепочке старой, серой тряпкой.


Мухи подхватили огнетушитель на лету и принялись с нескрываемым удовольствием поливать пеной дымящийся хвост кота.


Когда пришел хозяин, дракон со скорбным видом бормотал что-то в диктофон, а на столе, прямо на бумагах хозяина, лежал, почему-то, мокрый кот, с совершенно лысым хвостом.


Мух видно не было.

Отпуск

Трень, — Грустно сказал дракон сидящий обычно на шпенечке настенных часов с кукушкой. То есть, кукушки там, разумеется, не было, а был этот самый дракон, который выйдя на пенсию устроился работать кукушкой в часы.


Так вот, Дракон сказал «Трень» не просто так, а со значением. На его повседневные «ку-ку» произносимые им со всем тщанием, никто уже давно не реагировал — привыкли. Вот он и решил сменить пластинку.


—Ой-ой! Чой-та с нашим дракошей случилось? — хихикнул толстый кот с большой подпалиной на боку, сидевший на старом кресле в углу — наверно ему батарейку сменить пора.


—Ты, Базилик, себе батарейки не забывай менять, — ответил дракон, — а у нас, все в порядке, — и потряс в доказательство обшарпанным диктофоном.


—Случилось чего? — осведомился Хозяин дома, оторвавшись от созерцания наглой мухи, сидевшей на экране компьютера. Муха потирала лапки и не реагировала на мелькание курсора, которым Хозяин пытался ее согнать. Лист текстового редактора был пуст, не считая слова «Трень» машинально наклацанного потерявшим всякую надежду хозяином.


– В отпуск хочу. — Сказал Дракон, — К внукам. Я тут сказок написал новых, мне бы их рассказать кому. А внуки, дочь пишет, совсем от рук отбились, летать не желают, все больше на мотоциклах носятся, амбар, вон, в соседней деревне уже третий раз за этот месяц спалили.


– На мотиках сподручнее, — встрял Базилик, почесывая бок, — их теперь в цирк примут, с медведями на пару выступать будут, хе-хе!


– Тебя в цирк надо сдать, — Завопил Дракон, и даже плюнул в сердцах огнем в обидчика. Но кот был далеко и, после того, как вспыхнувшие на столе бумаги были потушены, Хозяин погладил ухмыляющегося кота и сказал надувшемуся Дракону, — Ты бы, это, по осторожнее, что ли. Наверно и правда в отпуск тебе надо, вон, нервы у тебя, как я погляжу совсем ни к черту.


– А кто кукукать вместо него будет, — спросил Базилик, — я, так, не умею. Даже и не уговаривайте!


– А мы ходики остановим, — сказал хозяин, — все равно ничего не происходит, чего зря времени идти, пусть и оно отдохнет, здоровье поправит, а уж потом…


– Ура! — прокричали Дракон и Базилик. Каждый, впрочем, по своим соображениям.


– Пойду чемодан собирать, — сказал Дракон и распахнув дверку в часах, кинулся внутрь.


– У тебя ж даже подштанники не водятся, — проорал Базилик, — зачем тебе чемодан?


– Зато у меня кассет записанных со сказками набралось, вот их и повезу. Ну, и подарки какие. По дороге в лавку загляну, к дружище Старьевщику…, — сказал вынырнувший из часов Дракон, стряхивая лапой с морды паутину.

Счастливого пути, — пробурчал кот и отправился на кухню.

—Счастливого пути! — сказал хозяин и помахав Дракону вслед, остановил ходики, придержав маятник рукой.

Ходики вздохнули и погрузились в сон. Им снился Дракон, летящий на встречу солнцу, с чемоданом в одной лапе и авоськой с оранжевыми, как вечернее солнце, апельсинами в другой. На морде дракона светилась улыбка. Хотя, это, конечно, могла быть и игра солнечных зайчиков. Ходикам то было достоверно неизвестно, да достоверность их никогда и не интересовала, если честно.

Да кого волнует вероятность!

Вероятность, вероятность… Да кого это волнует? – Горячится на шпенёчке над циферблатом стареньких ходиков с чугунными шишками зеленого цвета, Дракон, размахивая диктофоном. Диктофон у него выключен — батарейки сдохли уже давно, а новые он купить не может — не на что.

А и никого,- Равнодушно откликается Кот с подпалиной на боку отдаленно напоминающей Африку, – Подумаешь, – Говорит он, подцепив стащенной у меня вилкой без одного зубца, кусочек докторской колбасы, — Делов-то, вероятность! Вот, какая, к примеру, вероятность того, что съев это кусочек колбасы я подхвачу желудочные колики?

Он брезгливо обнюхивает колбасу и зажмурившись закидывает ее в широко закрытую пасть.

При твоей-то прожорливости — никогда! – Уверенно говорить Дракон, — По крайней, мере в анналах не зафиксирован такой случай. А вот наше существование — сплошное издевательство над вероятностью и здравым смыслом!

И с каких это пор тебя здравый смысл начал интересовать? – не выдерживаю я. И отбираю у наглого котяры вилку, — А ну, отдай! И вообще, это моя колбаса.

Подумаешь, — Ворчит кот и нацепив на нос очки(мои, кто бы сомневался) усаживается в кресло, развернув свежую прошлогоднюю газету на разделе предсказаний и гороскопов.

Вот я и говорю, — Вещает дракон, обрадованный бегством оппонента, — вероятность ничего не значит. В нашем мире, все предопределено!

Что предопределено? – Возмущенно кричит кот, тыкая в газету лапой, — Это? Тут написано, что я сегодня помру в страшных муках, отравившись несвежей колбасой!

И бросив газету, рухнул на спину закатив глаза и завывая на разные голоса.

Я отправляю еще кусочек колбасы в рот и принимаюсь ее жевать — колбаса, как колбаса — свежая.

Может ему, того, клизму? — Осторожно спрашивает Дракон, — Ну, чтобы облегчить?

Угу, и промывание желудка, — Добавляю я с полным ртом, — для надежности. С обвертыванием в мокрые простыни.

Кот замолкает, явно передумав умирать в страшных муках. Воображение у него весьма живое. Особенно, когда дело касается его лично.

А вот, если вероятность привести в соответствие с нормой, то может все что угодно случиться, — говорит чудесно воскресший кот в задумчивости и, как бы невзначай, тащит с блюдца еще кусочек колбасы.

Да, — говорю я задумчиво, — Вы все исчезнете, к примеру.

Эй, — заволновался Дракон, — как это — исчезнете?

Обычно, — говорю я, — а вы как думали? Маловероятные вы мои.

И я? – Доносится до меня голос Собакера, ковыряющегося в подсобке: он уже третий день мастерит дельтаплан с педальным приводом: Собакер известный в нашем микрорайоне защитник окружающей среды от наступающего четверга.

И ты, — мстительно отвечаю я — А на твоем дельтаплане я вот возьму и улечу к чертовой матери!

И, отложив в сторону вилку, решительно переключаю вероятность в стандартный режим.

***

Часы на стене показывают без пяти семь. Пятно над циферблатом, рядом с вечно запертой дверкой, смутно кого-то напоминает, но я не могу понять кого и поломав еще пару минут голову, но так и не поняв — что это, кричу неизвестно кому — А, что у нас с часами-то? Что, циферблат уже вытереть некому, что ли?

И оглядываюсь в поисках тряпки. На столе сидит дымчатый котяра и нагло жрет колбасу из моего блюдца.

Брысь! – Кричу я, и кот, недовольно взглянув на меня, кидается, как наскипидаренный к открытой форточке. Опять на неделю свалит куда-нибудь — туда ему и дорога. Кота провожает заливистым лаем разбуженный шумом собак, разочарованный тем, что ему ничего не досталось и желающий выслужиться: а вдруг зачтется? Бросаю ему кусочек колбасы. Собак умиленно смотрит на меня преданными глазами и облизывается…

Ты долго еще?

Да нет, уже готов, — Рычу я в ответ и пригладив челки на всех трех головах, отправляюсь на службу — охранять вход в одну пещеру. А что, не пыльная, между прочим, работенка. Иногда даже творческая, гы-гы!

***

Ты, это, не надо больше, а? — Бормочет Дракон, вытирая пот со лба, — Та вероятность хуже, сам же знаешь…

Ты, что спятил, что ли там со своими мымруарами? — Осведомляется у Дракона Кот, сдвинув очки на нос, — Вероятность не бывает хуже или лучше, мы бываем или не бываем. И все.

Я зову собакера и мы рассаживаемся за столом, вокруг закипевшего самовара. Чай пить. А дракон так и сидит нахохлившись на своей жердочке и бормочет что-то в давно уже мертвый диктофон.

И о погоде

и о погоде. В столице ихней родины выпал грибной снег, и как всегда хронически больное на всю голову солнце. Облачность отсутствует. Облака порвали на портянки заезжие строители светлого прошлого навсегда. На этом мы с вами прощаемся, как бы до завтра.

А прогноз? — Спросил Базилик, и веско заявил, – семь первых.

— Вторые, — Отозвался хозяин и тоже спросил у радиоточки, прижав карты к груди, — А как же на счет новостей? Почему с погоды начали?

Динамик прокхекался и доложил, — Ваш, извините за выражения, дракон прожег мне диффузор в двух местах и испортил катушку. Вот тут и тут.

— Я чего, я ничего! – Высунулся из-за дверки часов дракон, — я в муху, а она увернулась…

— Действительно, некрасиво было с ее стороны, — хихикнул кот Базилик, — Нет бы честно принять смерть и пополнить ряды великомучеников, а она возьми и увернись трусливо! Иду на третьи.

Дракон выполз на жердочку и прокаркал сиплой вороной, вытянув шею чтобы лучше рассмотреть, что там в картах у кота,

Он без туза и дамы на семь идет! — и захлопал крыльями, подлец, кудахча при этом, ну совершенно по куриному!

Базилик швырнул карты на стол,

В присутствии этого мерзавца совершенно невозможно играть! — Возопил он и кинулся к часам висящим на стене. Дракон, взвизгнув, захлопнул за собой дверку и закричал изнутри почему-то,

Грабят!

Базилик от неожиданности подскользнулся и рухнул, увлекая за собой динамик радиоточки, который привычно бубнил о чем-то сельскохозяйственном. Что-то там о видах на урожай сизой репы на лунных полях.

О которой из лун он рассказывал, так и осталось неизвестно. Зато тактико-технические характеристики кота Базилика получили полное и подробное освещение.

Так мы услышим новости или нет, — спросил хозяин и тоже бросил карты на стол.

Хорошо, — неожиданно согласился динамик, — Новости, так новости. Получайте.

И затараторил скорбным голосом:


— Вчера вечером известный всем и каждому гулеван и бродяга встретил свое и проникся. Свое было, как свое и проникновению не обрадовалось – нам такие проникновенцы не нужны! — Заявило свое нашему собственному корреспонденту. Куда делся потом корреспондент неизвестно, но в редакцию он не вернулся и интервью так и не передал. Всем, кому известно что-нибудь о судьбе нашего собственного корреспондента просьба ничего никому не сообщать – пусть это останется строго между ними.
Теперь перейдем к международным отношениям. Их нет. Специальная комиссия долго искала ответ на трепыхающийся у всех и каждого вопрос, но ослабла, да так и не выяснив, ушла пить пиво, где было решено и закончить, разумеется, если пиво будет соответствующего качества. Заодно может они обнаружат там и нашего собственного корреспондента собственно.

Теперь перейдем к новостям спорта. Вчера наш собственный корреспондент поднял в рывке около литра и выжал из тараньки слезу, побив тем самым свой же рекорд, позавчерашней давности, когда он смог осилить лишь семьсот пятьдесят грамм водки «Финляндия». Переход на отечественный стандарт, — вот в чем залог успеха, — поделился секретом наш собственный корреспондент с нашим собственным корреспондентом. И, как уже сообщалось в новостях, исчез. Есть мнение, что он готовится к новым достижениям.

И о погоде…
— О погоде мы уже слушали, — пробурчал Базилик, перебинтовывая левую лапу.
– И то верно, — сказал хозяин, — ну, что, еще партейку сгоняем? И встав, повесил обратно радиоточку, которая пробурчала «спасибо». Но так, что кроме хозяина никто этого не услышал. А тот лишь улыбнулся в ответ.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.