Дерёвня

Прямо под носом

Строптивый Поскакун Тюша сидел на бревне и кидался камешками. Камешков у него было полным полно – целых два кармана. Ну, и еще в подоле рубахи: а вдруг не хватит. Камешки Тюша кидал в пенистую морду океана, нарисованную им кусочком угля на стене соседского сарая. Настоящий океан-то был слишком далеко – даже если залезть на крышу и то его не было видно.

Иногда Тюша даже попадал. Ну, в сарай, конечно. Но, это только пока.

Сверчок Кулёма не выдержав высунулся и закричал:

– Ну, сколько можно!

У Кулёмы опять лопнула струна на скрипке, и он никак не мог придумать откуда ему взять ниточку для ремонта. Снова из горизонта выдернуть – опять Муравей рассердится. Из занавески на окне – хозяйка обязательно обидится, да и струна из той нитки, если честно, просто никакая. А тут еще и этот мазила!

— Хватит! – Прокричал Кулёма, – у меня проблема, а ты! Ты!

Кот Стуг валявшийся на крылечке и жмурившийся на солнце, взглянул лениво на Сверчка и вздохнул,
– Ну, что ты так надрываешься, а? Не видишь, что ли, пока этот шнайпер не попадет, ну, или не придумает, что же ему мешает – не угомонится.

– Эй, пенистая морда, – Крикнул Кулёма, высунувшись из своего укрытия так, что едва не вывалился, – может ты уже ему поможешь?

– А как? – Уныло спросил Пенистая Морда, – Я уже все щеки изодрал в клочья, пытаясь растянуться на все стену. А он все никак… просто чемпион по промахам, какой-то.

Очередной камешек шлепнулся около стены, не долетев немного до носа Пенистой Морды.
– Ух, ты – а мастерство-то растет! – Умилился Пенистая Морда, – Глядишь и попадет, пока обедать не уведут. Или до завтра.

– Стой! – Воскликнул Сверчок и присмотревшись по внимательней выдернул из бороды Пенистой Морды отличный волосок. – Гляди-ка! Оказывается, у меня все было под самым носом, а я-то!

И он, натянув струну, попробовал одну простенькую мелодию. Так, для проверки звучания.

– Вау, – умилился Пенистая Морда, – а не плохо звучит. Одно только непонятно, почему он сказал, что это было у него под носом, когда это было у меня под носом?

И впал в задумчивость.

А тем временем, привлеченная Кулёминой игрой, прямо на печную трубу села тучка, старая знакомая Сверчка и большая поклонница его таланта. Она слушала вздыхая Кулёмину песенку и утирала непрошеную слезу, так и норовившую укатится вниз прямо на задремавшего в тенечке кота Стуга. Но вот случилось то, что не могло не случится – одна из слезинок удрав, таки, сверзилась прямо Стугу на нос и звонко захохотала. Стуг, взвизгнув, удрал в дом, а струи дождя, подхватив Пенистую Морду за бороду со всех сторон, повлекли его радостно крича к морю, туда, где в него не будет кидать камешки такой мазила, как тот, что расплющив нос об оконное стекло пытается разглядеть сквозь струи дождя, куда же подевалась его мишень, в которую он обязательно попадет, вот только закончится дождь и его снова выпустят на улицу.