Дерёвня

Весна

Сверчок Кулёма так огорчился невозможностью исполнить хоть одно свое произведение до конца, не получив тапочком в лоб, что затосковал, вылез на печную трубу и принялся горизонт на лапу наматывать – повеситься, типа. А на горизонте – чтобы всем видно было. Мотал-мотал, да так и уснул от огорчения.

Проснулся от того, что солнце припекает.  Побежал было под навес, да запутался в горизонте – упал,  вскочил да убежал заполошно аж на край земли. Там и зазимовал.
Вот только скрипки ему по началу не хватало, да обвыкся, со временем.
Вернулся по весне, труба печная все так же торчит, горизонт вокруг нее намотан как попало.
Огорчился  Кулёма, на крышу залез, горизонт разматывать взялся, да так умаялся, что задремал. И снилась ему, почему-то, полузабытая уже скрипка, и он весь такой во фраке и смычком по пюпитру постукивает – внимания требует.
Улыбнулся Кулёма во сне, да там же  и задумался – надо же, какая только чушь не приснится, хотя солнышко греет ласково,  да горизонт на трубе задремал.