Дерёвня

Смысл

Повернулся сверчок Кулёма на другой бок и приснилось ему, что он Муравей Спаситель Всего и что спит он в гамаке-горизонте, а до земли, как и до неба – рукой подать. Потянулся сверчок  во сне – небесную твердь потрогать – когда еще такая возможность представится, да и свалился с печки прямо на кота Стуга спавшего на лоскутной дорожке возле печки. Стуг  в себя только на крыше пришел, да и то не весь: лапы и хвост тут, а сердце все еще неизвестно где. Примчавшийся Кулёма, застал его прислонютого к печной трубе с закатившимися глазами. Стуг! – закричал Кулема,  – я… я…
–О! – прохрипел Стуг, – слава Нектототаму, нашел, кажись…
–Что нашел? — огляделся сверчок, — я ничего не вижу.
–Да сердце нашел, — сварливо ответил Стуг, —  В  левой пятке. Представляешь, а я его в правой искал, обыскался весь!
–А зачем тебе два сердца? — Удивился Кулема, радуясь втихую, что все само собой налаживается.
–Два? — Не знаю… Надо подумать. —  И кот Стуг уселся поудобнее на конёк крыши. – Садись рядом, вдвоем, небось, думать-то веселей.

Повернулся Муравей Спаситель Всего  на другой бог да и сверзился на землю где-то в районе Кандагара. Или рядом с Бомбеем? Вмятину оставил такую, что дожди ее потом еще лет сто водой наполняли, прежде чем пристойное озеро получилась.  С лебедями и лодками на прокат.  Смахнул Муравей пот со лба, — «надо же, приснится такая ерунда – два сердца!» И полез обратно в гамак-горизонт. Свесил заднюю лапу так, что она в Великой Реке оказалась и принялся звезды считать чтобы уснуть побыстрее – «Одна, две, сто пятьдесят  тысячь три, сто… эх, не спится что-то…».  Повернулся Муравей и увидел сидящих на коньке крыши родного дома сверчка Кулему и кота Стуга думавших  – зачем же может понадобиться два сердца?  Хмыкнул муравей и прислушавшись, уловил как бьются в унисон их сердца, да и задремал успокоено – есть, есть в этом смысл!