Заячьи истории

Докопался

Заяц  Фертифлюк стоял посреди огорода опершись на лопату и думал. О чем?  Странный вопрос — вы же знаете зайца, если уж  задумывается то исключительно о странном. Устроен он так. Вот и сейчас, стоит заяц, вздыхает и  думает  невесть о чем.

сусликизая
— Ты, к примеру,  чего вздыхаешь-то? – Не выдержал  перезрелый огурец, – С твоими раздумьями мне теперь одна дорога —  в компостную яму. Да и то, если по конкурсу пройду.
— Не вздыхаю я, — Вздохнул  заяц, –  Просто, думаю вот о… Не знамо о чем. А оно все, как на зло, не проясняется.  Думал смысл отыщу, да и он запропастился, куда-то…
— А ты не думай, ты копай! – Сказала тыква, – Глядишь и докопаешься. Ну,хотя бы до смысла. – И захихикала. Премерзко, надо сказать. Большая мастерица, чё.
Заяц почесал в затылке, и завязав уши бантиком – чтобы не мешали, и поплевав на ладошки принялся копать.

Дня три копал, без передыху. Потом притомился что-то. Пот со лба утер лапой в земле перемазанной.
— Отдохну, — Говорит, – а то, замаялся что-то.
А ему в ответ червяк земляной спешивший по делам  меланхолично так заметил, притормозив,
— А и то правда, отдохни, милок.
Причем сказал это на совсем иностранном языке.
Заяц очень удивился,  —  Это докуда я докопался-то, а смысла все равно никак…
И собрав все свои знания в иностранном языке, закричал вслед червяку:
— Эй! Любезный сударь! Извините, не знаю вашего имени и отчества, вы не подскажете, где я очутился и есть ли тут смысл?
Червяк очень удивился тому, что заяц умеет разговаривать на его родном иностранном языке, и даже  ответил  честно, что за ним сроду не водилось:
— Ты находишься тут, и в этом нет никакого сомнения, а смысл к нам уже давно не заходил, так, что ищи его где нибудь еще.
И так собой загордился! Своей честностью беспримерной, что остановился окончательно, раздумывая, перед кем бы теперь похвастаться?
— Пойду ка я домой, – подумал заяц вслух на своем языке – так проще.
— Да,  шел бы ты домой, – Рассеянно сказал ему червяк по инострански, – там, глядишь,   скорее что найдешь.

И заяц пошел обратно, удивляясь на ходу мраморным стенам и расписным потолкам, которые он построил на своем пути.

— Явился не запылился, – Проворчал растрескавшийся от старости огурец.
— Ну,  нашел?  -Захихикала тыква.
— Нет, –  Вздохнул  заяц и пошел домой, где его ждала к обеду зайчиха.
— Не нашел, – Сказал заяц  и положил на окошко довольно ухающий перезрелый огурец, и водрузив на стол злющую тыкву, которая демонстративно молчала надувшись, как дирижабль.
— Чего не нашел?  – Рассеяно спросила зайчиха, помешивая в кипятящемся  на плите чугунке .
—  И действительно,  – Пробормотал заяц глядя на зайчиху, – чего я искал? – И добавил громко, – Сметану еще не привезли,  а чеснок у них китайский, прошлогодний, а газировку я и сам сделаю.
И принялся нарезать горячий еще хлеб, купленный по дороге домой.