Заячьи истории

Спортивное поведение

Заяц Фертифлюк решил приобрести новый костюм. Не то, чтобы ему старый надоел или вышаркался в каких-нибудь неудобных местах, но вот захотелось ему вдруг и все. Зайчиха горячо поддержала его начинание:
— И то, —  говорит, – сколько можно в одном и том же ходить — перед соседями неудобно.
И принялась посуду перетирать: чашки с красными петухами  и тарелки с голубенькими цветочками.
Фертифлюк похмыкал и согласился  с доводами зайчихи, но частично. Правда, весьма предусмотрительно, ей ничего об этом не сказав.
Сказано — сделано.  Взял  Фертифлюк денюжку, лежавшую в комоде под чистыми носками, и пошел искать новый костюм.
Долго ли, коротко ли шел он,  но все те костюмы, что повстречались ему по пути, были какими-то не теми. Он с ними разговаривать пытался, но убедившись, что кроме благоглупостей от них ничего не дождаться, уходил огорченный.
А костюмы еще долго недоумевали —  и чего ему надо было, странный какой-то, и продолжали свои бесконечные, очень важные,  разговоры о тенденциях и направлениях.
Всем  известно, что для пиджаков нет ничего более важного, чем тенденции и направления. Да  еще прогнозы, конечно. Правда, разговоры о прогнозах чаще всего сводятся к глубокомысленным вздохам и закатыванию глаз, так, что за разговоры их можно и не считать.
В конце концов, окончательно уставший Фертифлюк забрел в странное место. Ровно по середине странного места стоял стриженый ежик и кричал в морщащийся от его криков микрофон:
— На вешалке справа —  Соломенная шляпа перевязанная синей летной.  Аплодисменты!
Заяц вежливо похлопал.
—  На вешалке слева, – продолжал ежик, переждав аплодисменты,  — галстух шелковый! На  галстухе красные петухи. Три штуки!  Поддержим галстух!
Фертифлюк снова похлопал, но ровно столько, чтобы не выказать кому нибудь из них больше  внимания, чем другому.
— Прошу начинать, – Сказал   Фертифлюк и позвонил в подбежавший к нему колокольчик.

—  Да кому ты нужна, со своими ленточками и соломой — Хихикал нервный галстук, – тебя только корове, какой-нибудь.  Чтоб в голодное время было чем закусить.
—  Зато тебя только на цыплячью шею повязать можно,  — меланхолично ответствовала шляпа. –  Как размерами, так и тематикой — только таким и подойдет — полудохлым петухам с соседской фермы или их наглым, вконец оборзевшим  птенцам.
—  Ты на что это намекаешь? -Захлопал галстух мокрой тряпкой на ветру, – Ты, услада лошадиной души?
— Какие уж тут намеки, открытым текстом говорю,  — Взбодрилась шляпа, – ты — петушиная  радость! – и захохотала.

— Брейк! – Завопил ежик  и оттолкнув  пытающийся что-то сказать микрофон, кинулся разнимать, – Неспортивное поведение и намеки ниже пояса! Прошу учесть в протоколе!

Заяц записал в протокол нарушение и снова позвонив  в колокольчик, маявшийся от безделья рядом с ним, пошел дальше.
Нет, подумал он похожу-ка я еще в старом костюме, он еще совсем ничего. Не вышаркался нигде, да и пятно от кофе, еще в прошлом году вывели.

Зайчиха, которой он поведал о своих поисках, повздыхала, но с решением Фертифлюка  согласилась. Как-нибудь  в другой раз, – сказала она. — А я морковный пирог поставила в печь, скоро он будет готов.
И принялась ставить на стол чашки с красными петухами.
Фертифлюк хмыкнул, глядя на чашки, и принялся  заваривать свой знаменитый чай из множества трав по собственному рецепту, которым он очень гордился.