Затмение

    Вода – мокрая. Фикус – зеленый, кажется. Хозяин – и это уж несомненно, идиот. Рыжий смотрит, как Хозяин чуть ли не вываливаясь, высовывается в окно и разглядывает что-то на соседской крыше. Рыжий давно уже проверил: там ничего. Даже попугай, свивший себе гнездо в дыре, рядом с коробкой кондиционера, и тот куда-то запропастился.

— Смотри, Рыжий, смотри! – возбужденно кричит Хозяин, но Рыжий и не думает двигаться со стратегически выверенной позиции. Ему и так отсюда все отлично видно. Даже то, что соседская крыша пуста. Как и удручающе пуста его миска возле холодильника. Но это отчего-то не волнует никого. Как несправедлив мир.

— Ш-ш, — сообщает он Хозяину, настоящей индийской коброй,  едва скрывая презрение.  И отворачивается.  Он видел кобру в телевизоре, когда тот еще работал. Кобра там дралась с какой-то крысой. К удивлению Рыжего, победила крыса.

  Мимо него, едва не снеся кресло, на спинке которого расположился Рыжий, пронесся Хозяин, размахивая телефоном и скрылся в маленькой комнате.  Раздался грохот. Шкаф. Определил Рыжий. Он-то в чем провинился?  Из несвязных воплей, доносившихся до него, Рыжий вычленил знакомые слова. Его имени среди них не было и он смежил глаза: беспокоиться не о чем.  Мимо него подвывая и прихрамывая протрусил к подоконнику хозяин и взгромоздившись на него сообщил Рыжему, будто тому было до этого дело:

 — Из той комнаты не видать, досадно, да?

 — Еще бы, — буркнул в ответ Рыжий, — Даже тупому, как сибирский валенок, фикусу и тому известно, что оттуда не видать.

  Кстати, о чем это он?  Рыжий приоткрыл один глаз и осмотрел хозяина. Вроде все на месте, а орет, будто ему хвост отхватили. Впрочем, он и так енот бесхвостый, нечего и отхватывать. Рыжий скорее свалился, чем спрыгнул со спинки кресла и, взобравшись на подоконник, растекся рядом с хозяином. Тот запустил пальцы ему в шерсть на загривке и принялся массировать. Ну хоть на что-то годится, подумал Рыжий и свернувшись в клубок, смежил глаза.