9. Бычки в томате

Фил вырядив медвежий организм в цветастый фартук колдовал над аппетитно парящебулькающей кастрюлей с рисомясом.

 —  Скоро будет, не ссыте!  Две минуты.

— Всегда так говоришь, — фыркнул Скр, — сколько себя помню. Ни разу не обманул ожидания, соврал, как всегда, да?   

 —  Ничегонедельник будет завтра. Сегодня здорово живешь, предыдущедельник, последний в этой неделе. И первый в этом… в этой? В том заделе на завтра. Старый завтракизм уже сегодня. И без всяких хлопот. —  Андрюха покрутил пальцами в воздухе, рисуя шестерки чадящей сигаретой. Борода его была сбита набок, и даже сигарета тлела неискренне, издавая смрадный запах паленой тряпки.

Фил скрвился:

 — Опять сигареты у цыган брал? Открой форточку, бля. Дышать не видно.  

— Где же еще, — пожал плечами Андрюха, — в такое-то время года только у них и водится. Не все же запасаются на зиму.  Холодно, сам открывай.

Фил сделал вид, что не понял намека.

— Все лето баржи на севера шли. – вставил Сверчков свои три копейки, покрутив их на языке, прицениваясь. –  Авотинтересно, на тех глубокосеверах один процент области живет, а все продукты в навигацию туда отправляют. Как так? – сплюнул он зазвеневший вопрос.  

Фил продолжил помешивать кашу, хищно подергивая кончиком огромного носа.

—  Невыразимая словами мудрость отцовоссоздателей, — Вскинулся Боб, потрясая коробком спичек, как маракасом, — иначе вымрут же севера, как пить дать вымрут! А без них нам никак, я лично проверял.

— За севера! — заспешил Сверчков, не давая развитию темы сбить с толку происходящее. – За невыносимую мудрость!  

Все поставили пустые стаканы, а Фил, отыскав, таки, выковырял кусочек жесткого мяса сжевал его отфыркиваясь, как старый мерин, скучающий с мордой в яслях. Вынырнув из кастрюли, сказал, стряхивая с бороды налипшие зернышки серого риса,

 — Скоро будет. Пять минут.  Нет, э-э, шесть. Ну, а пока готовится, у Сверчка есть возможность поведать нам о своем открытии.

— Да ладно, открытие, — застеснялся неожиданно для себя Сверчков, — так, наблюдение, скорее.  Я тут подумал, что «Гадкие лебеди», совсем не о том, что все думают, да. И запретили их зря. Там нет никакой антисоветчины, да. Она о человеке, страстно хотевшем признания. Настоящего. Нет он, собственно, был ужасно популярным, и его песенки распевали все, кому не лень, но…  

Сверчков замолчал, собираясь с мыслями. Андрюха крутил незажжённую сигарету в пальцах и старался не смотреть на Сверчка.

— И вот он видит, что есть какие-то… пацаны, которые никто и вдруг, а он весь такой: меня сам высокопревосходительство заметил и вообще, но тут. Собственно, главный момент в книжке, когда он вдруг решил, что и у него, что он тоже, ну сыпь и все такое, и тут такой облом, бамс, и всё — ты такое же говно, как и все вокруг. Я бы застрелился. Все остальное – талантливо написанная банальщина.

— Интересно, — выдохнул Боб, отставляя пустой стакан, — а Стругацкие специально Высоцкого, типа, ну, как прототипа выбрали?  Он же и правда, э-э, так себе. Бренчало посредственное. Пролетарский бард. В хорошем смысле этого слова.  – Боб заворочался на стуле, —   Хотя, как председатель облсовета, он и правда хорош. Повезло москвичам-то.

— А чё, — фыркнул Скр, — Высоцкий, Высоцкий… Сколько можно о нем, Стругацкие тогда на себя ситуацию примеряли: что, если и они посредственность?  Несмотря на Нобелевку и все дела. Высоцкий хоть пить бросил, и человеком стал, а они?  

— Да ее сейчас кому попало дают, лишь занеси сумму подходящую. Хочешь, скинемся и тебе выпишут.   

— Да я не о том, — отмахнулся Скр, — Этот эпизод единственный искренний во всей книге. Все остальное забавно, не более. Все пью непрерывно, прямо как мы и все. Больше ничего и не происходит. То ли дело «Белый Ферзь», там и правда сокрушение устоев и   

— Но-но! – вскинулся Боб, — Ферзь запрещен и упоминаниям не подлежит. Ни устно, ни письменно, а также в случаях вынужденного упоминания запрещено полное наименование.

 — Да ладно, — перебил его Фил, — плов готов!

— Давно бы так, — буркнул Сверчков, и не удержавшись зыркнул глазами мрачно, — мы законы чтим.

Все дружно посмотрели на вентиляционное отверстие над плитой. Очищенное и не закрытое никакими посторонними предметами, согласно последним инструкциям.

Фил плюхнул на стол кастрюлю:

— Жрите, бляди!

После бутерброда с хлебомаслом, самое простое блюдо – пловсмясом. Ты пепельницы-то свои импровизированные, убери. Воняет и сбивает с толку. Бычки в томате, ога. И заодно то говно, что смастерил для друзей, выкинь. Самый примитивный вариант: по весу – одна часть риса, одна часть мяса, пол части лука и пол части морковки.  Пару головок чеснока, зира, соль… Вода! Промой хорошенько рис теплой водой и поставь его замачиваться, а мы начинаем.  Самое скучное в плове — время его приготовления, да. Часа три, почитай, выйдет. Так что наливай по маленькой и нарезай курдючное сало. Нет? Не беда, любой бараний жир пойдет. Да и просто постное масло. Выжариваем шкварки, если есть из чего, и, вуаля! У нас есть чем уже закусить. Посыпь крупной солью и тоненько порезанным лучком… М-м-м… И кстати, лучок порезал достаточно?  Молодец. Сейчас обжариваем мясо. Пока температура высокая. Ибо не нами сказано: нет цвета — нет вкуса. По частям. Убираем в сторонку и лук в казан. Тут важно не торопиться, как следует выпарить из него воду и дождаться пока он не приобретет цвет. Приобрел?   По сходной цене? Молодец. Возвращаем в казан мясо и даем ему прогреться. Теперь морковку, наструганную соломкой. Как и кем — твое дело.  Как только запахло морковкой — сыпем зиру. Чуешь запах пошел. Плова, чего же еще. Значит мы на верном пути! Аккуратно перемешаем моркву. Еще малёха пожарим. Ты температуру то прибери, а. Спалишь все нахрен. Вот так. Теперь положи пару-тройку головок чеснока и можно перчик другой чили положить. Только целый, иначе кроме тебя никто есть не сможет.    И заливаем кипятком так, чтобы на сантиметр выше всего было. Закипело, убавляем огонь чтобы побулькивало едва и оставляем так на часик-полтора.  Ну как, получившийся сироп – зирвак, приобрел насыщенный цвет?   Круто! Тогда засыпаем рис, разравниваем и доливаем еще кипятку, на сантим выше риса. Огонь на всю катушку. Ждем, пока не выкипит жидкость, протыкая палочкой до дна – есть вода или нет? Если решил, что уже все, закрываешь плотно крышкой и огонь на минимум. Ждешь пол часа. Не открывай крышку, балбес, все испортишь.  Ну и когда время выйдет – снимаешь крышку и отгоняя левой ногой набежавших на умопомрачительный запах, выкладываешь плов на блюдо. Вот теперь и правда садитесь жрать, пожалуйста.          

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.