Пид и Ирочка. Последний кусочек

Вот за что я не люблю такие вот воспоминания, так это за то,  что начав рассказывать о чем-то одном, тут же вспоминаешь  и то  и другое  и пятое и десятое, и вот уже стоишь в растерянности полной, не зная куда же ещё метнуться и о чем, собственно рассказывать в первую очередь, ведь все такое важное, как оказывается, а ты и не догадывался об этом тогда, да и сейчас не понял бы если бы не взбрело тебе в голову дурацкая идея поведать миру о событиях произошедших волею случая с тобой тысячу лет назад и вот ты уже идешь в состоянии полного раздрая шандарахнуть стакан водки, чтобы успокоиться и уже таки рассказать ту самую крохотную байку без всякого выпендрежа, переборов, заодно  желание написать так, «чтобы было смешно», и все время держать себя в руках давя нещадно красивости и… вот, короче:

Вадик остался у нас после вечеринки.  Ему было лень шлепать ночью в общагу, да и зима, сами понимаете. Получив постельные принадлежности Вадик возвестил( Он всегда или говорил интимным полушёпотом, либо вещал как римский  цезарь, выкинув руку вперед, склоня голову к плечу  и глядя на окружающих как на подданных своего, пусть и маленького, но  личного  мирка) что спать он, пожалуй, еще не хочет, а вот почитать книжку….

Тут у Вадика зашевелились кошачьи усы и он закатил глаза в предвкушении. Я не стал его огорчать и выдал книжку( уж и не  помню, что там такое было) и сказал

— Винище на столе, колбаса в холодильнике.

И ушел спать в зал. Дом наш был поделен на две части: зал и не зал. Там где был зал  —  жили мы и книжные шкафы, а где был не зал жил кто нипопадя из забредших на огонек, и печка. Заодно не зал  служил  нам кухней. А еще там стоял диван на котором спали гости из тех, кому лень было уйти.

Вадик настрогал колбасу и художественно разложил ее на блюдце, роль которого выполняла суповая тарелка внушительных размеров, но впоследствии Вадик ее  называл блюдцем и я не буду портить его рассказ своими мелочными придирками. Поставив блюдце с колбасой рядом с собой на диван и налив фужер вина, Вадик погрузился в чтение. Отпивая глоточками вино и закусывая его колбаской.  Нанизав очередной колбасный кусочек  на вилку, Вадик  волок его в рот, радостно улыбаясь — жизнь, по крайней мере сегодня, удалась!

Жизнь была чудесна и Вадик наслаждался ею вовсю. Пока не случилось странное — один из кусков колбасы вдруг категорически не согласился на бездумное поедание. Изумленный Вадик оторвал взгляд от книги и увидел, что в единственный кружок колбасы( Почему, собственно, единственный? Ошалел Вадик, по его подсчетам колбасы должно было быть еще много) в который он воткнул вилку, с другой стороны вцепился двумя лапами Пид и страшно вращая глазами пытается колбасу у Вадика отобрать.

— Заберите! Своего! Пида!  — Проревел огорченный таким коварством Вадик, залетая  в наш зал,  держа за шиворот ухмыляющегося кота и швырнул его в нашу сторону.

Кот молча пролетел через весь зал и врезался в окно.  Я вскочил несколько ошалев спросонья и вытряхнув из головы осколки битого стекла принялся выяснять: цело ли окно ( до конца зимы пришлось жить с фанеркой вместо стекла во внутренней раме), жив ли летающий кот, Выживет ли Вадик  после такого потрясения.

Все завершилось благополучно. Мне пришлось допить с Вадиком вино, достав из заначки колбасу, которую мы держали к каким-то праздникам.

Пид с независимым видом сидел на диване и при каждой возможности пытался спереть колбасу, так и не поняв, на что же, собственно,  огорчился Вадик — ведь все было так вкусно и им вполне хватало на двоих. Ну разве, что кроме того, самого последнего кусочка…

32 Comments

  1. Какой нормальный кот будет спокойно смотреть как колбаса исчезает у него на глазах. Он же не виноват, что не может швырнуть Вадика в окно. Нет в мире справедливости.

    Нравится

    Ответить

  2. Шо значит — не знаешь куда пойти в рассказе? Да иди куда глаза глядят, крутись, возращайся, плутай — главное — не останавливайся, продолжай!

    Нравится

    Ответить

    1. С одной стороны, вроде бы и да — иди и пой, что видишь. Но, если нет таланта акына — получается маловразумительная каша, в которой решительно невозможно разобраться.
      Кому такое может быть интересно?

      Нравится

      Ответить

      1. Это ничего, история рассудит, что вразумительное, а что нет. Забыл, как называется по-японски жанр бесцельных мемаров, где неизвестно куда чего должно выйти и обрывается все в любой угодный автору момент.

        Нравится

        Ответить

        1. Да, несомненно. Но при выполнении двух условий.
          а) то что пишется — должно дойти до истории(мне это не интересно -я пишу сиюминутное для себя и тех кому не лень (или не брезгливо)прочесть.
          б) отношение к написанному должно быть серьезным. У меня — абсолютно нет.
          Все сказанное выше просто констатация фактов, не более

          Нравится

          Ответить

          1. Неа, необязательно. Сэй-сёнагон писала сюимнутное о мимолетном, знатоки литературы той поры уверяют, что никто не принимал ее особенно всерьез тогда. И вот поди ж ты, тыщу лет это одна из самых широкочитаемых книг написанных в Хэйанскую эпоху.

            Нравится

            Ответить

            1. Э-э, как только мне приходит в голову мысль, что мои словеса прочтет кто-то пусть и через десять лет, как я немедленно начинаю искать как мне все немедленно удалить нахрен, чтобы не позорить эпоху. Я не считаю, что сказанное мною достойно существованию более, чем на десять минут.
              Не подумай только, что я набиваюсь на похвалу — это мое твердое и обоснованное мнение

              Нравится

              Ответить

              1. Эпоху нальзя опозорить, в этом неоспоримое достоинство любой, даже самой позорной эпохи.
                Смотри, я не то чтоб специально стараюсь, но выходит все больше читать книги авторов, кои со временем будут представлять нынешнюю эпоху развития русского литературного языка. И примерно половина, по самым скромным прикидкам, по мне грешит утерей верной интонации рассказчика, они либо вещают, либо бормочут, как тот Вадик. Понятно, что дело вкуса, но я читаю это и испытываю временами неловкость, будто я ухи развесил, а рассказывается это не мне, а товарищу майору, притаившемуся за дырочками розетки. В рассказе по мне важен не сюжет, не мораль, а именно верная интонация, способ рассказывания, будто б этот рассказ лично для тебя, вот такой случай и ты приглашено посучаствовать слушателем.
                За этим делом я не люблю рассказы Толстого, он в них ни пса как по мне, нету в его рассказах интимной связи с читателем.

                Нравится

                Ответить

                1. Черт, сложно все это — лучше я не буду думать о таких вещах, а просто рассказывать что на ум взбредет тем нескольким десяткам человек, которые воспринимают мой трындёж. :0)

                  Нравится

                  Ответить

      2. Мне зараза! Сколько тебе говорил — мозаику из губернского города Т. я глотаю без ограничений. Я ж не придуриваюсь.

        Нравится

        Ответить

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.