"В желтой жаркой Африке,  
В центральной ее части,     
Как-то вдруг вне графика…"

В.С. Высоцкий                       

Для заповедника сказок, проект "День Жаркой Африки"

Скука

  Крокодил Кроша смотрел на молодую антилопу Гну в задумчивости бродившую вдоль берега. "Эх, — вздыхал он, смахивая обильную слезу, — какие ноги!"
  Антилопа же презрительно фыркала,  искоса, впрочем, поглядывая на Крошу, — Ну, надо-же, какой козёл!
   —Я? Я не козёл! — оскорбился Кроша, — Я — К…крокодил, я — вот! А у тебя зато — нос с горбинкой и прическа — фуфло! И, это — ноги у тебя…. — И замолчал, потому, что не знал что еще сказать.
   Антилопа запаниковала, поняв, что ляпнула про козла вслух, — Я не хотела обидеть досточтимого козла таким сравнение, — ледяным тоном произнесла она, — но иногда приходится. Не беспокойся, бревно замшелое, я перед ним извинюсь сегодня же.
  —Я не… погоди, так это ты не… а я, я-то дурак хотел комплимент её ногам, что я, может, глаз от них… тьфу на тебя! А она — козел обидится! Сама — дура и друзья у тебя такие же!
  —Кто здесь сказал — дурак? — встрял в свару медитировавший на баобаб  винторогий козел, умом не блиставший, зато известный всем своей обидчивостью, — кто это на нас, козлов….
   —Ты поближе подойди! — рявкнул Кроша — и пусть эта коза длинноногая нас сравнит!
   —Да я и отсюда вижу! — взвизгнула Антилопа, — он -козел, а ты… ты….
   —А я крокодил!
   —Нет! ты не крокодил… ты.. ты…
   —Если нас двоих он не крокодил, то это выходит —  крокодил,  это я, что ли? — неприятно удивился козел, — а?
 —Да какой ты крокодил, — фыркнула антилопа, — ты просто козёл!
 —Ты же мне сказала, что я козёл — захохотал крокодил Кроша, — а теперь крокодилу — а он сам признался, что он крокодил, говоришь, что это он — козёл!
  Антилопа Гну растерянно посмотрела на двух крокодилов и в отчаянии крикнула — да вы все тут — козлы!
  —Что!? — лопнуло терпение у винторогого козла, — ты кого, мартышка непарнокопытная, козлом обозвала, а?! Меня — крокодила?
   И наклонив рога ринулся на антилопу, а та не стала дожидаться пока ее заколет рогами озверевший крокодил и ринулась на утек, вереща на всю саванну -Тревога! Пожар! Рокадилы  крогатые атакуют!

   Крокодил Кроша смотрел как поднятые клубы пыли не спеша развеивает зевающий от скуки летний ветерок, и думал, — Эх, жаль… такие ноги!  Ну, зато хоть посмеялся от души.
   И прислушавшись к бурчанию в животе смахнул непрошеную слезинку. И тут же радостно улыбнулся, глядя на приближающееся к берегу семейство бородавочников.
   —Мадам! — крикнул Кроша, — Какие очаровательные малыши, мадам Бородавочник! Особенно вон тот, колченогенький. Желаете поговорить об этом? — И ухмыльнулся, подлец.

Как продать брод

    Крокодил Крооша читал газетку, а зубная щетка по фамилии Чибис в это время чистила ему зубы.
   —Нет, ну ты послушай чего тут пишут! — воскликнул Крооша и тут же извинился, — я тебя там, случайно не…
   —Некогда мне, — крикнула Щётка, — у тебя тут что-то… ты чего такого сегодня сожрал? — я уже пол часа не могу эту дрянь выковырять!
    —Ну.. я там…- засмущался Крооша, — ну, в общем, я мопед съел.
    —Что-о-о? — Выскочила Щетка изо рта и выхватив газету у Крооши спросила, глядя ему в глаза — А зачем ты это сделал???
    Крооша стыдливо развел глаза в стороны так, что они сошлись на затылке и забубунил, — Ну, там, это…  мадам Бородавочник, холера старая, разговаривать о колченогеньком наотрез отказалась, антилопы уже давно все сбежали — скука — жуткая! А тут этот, верхом на своем друге дырдырчике. Пыль столбом, дымище сзади клубами сквозь пыль аж до сюда воняет. Ну, думаю, гад, уж ты-то от меня так просто не уйдешь!
  —И-и что… ушел?
  —Уйдут они, как же! Сцапал я их, да этот трус несчастный — нет бы поговорить, так он… сбежал, а товарища своего верного, как есть, бросил… я от расстройства того и сжевал. Да еще, вон, газетка осталась. Читаю теперь вот, к знаниям приобщаюсь.
  —Так он же токсический! — всполошилась Щётка
  —Кто? — изумился Крооша, — трус? А как ты узнала? И вообще надо срочно сообщить властям, мол у вас тут токсический трус бегает по саванне, примите срочные меры!
  —Какой еще трус, дыдырчик твой — токсический!
  —Нет у меня никаких дыдырчиков, и никогда и не было.
   —Да не у тебя, а тот, что ты сожрал — он же бензиновый! То-то ты себя так странно… Погоди, а откуда ты взял про саванну?
   —Что значит где? В газете. Вот смотри, тут написано — "брод саванна".
   —Ну и?
   —Что, "ну и"? У нас тут что? — обвел вокруг себя лапой Крооша, — правильно — брод. А зовут его как?
   —Никак его не зовут, брод и все.
   —Во-от, я тоже так раньше думал! А тут вот написано — "Брод — Саванна!" Теперь поняла?
   —По моему, ерунда какая-то, — сказал Щётка, вернула Крооше газетку и снова нырнула к нему в пасть.
   —Ерунду в газете не напишут, — Убежденно сказал Крооша, и принялся читать по слогам, — "Продаётся брод саванна белый, год вы…"
    Кроша осмотрелся вокруг, — А и правда, чушь какая-то! Разве можно продать брод, мадам Бородавочник? Как хорошо , что вы пришли нас навестить!
    Из его пасти тяжело маша крыльями вылетела Щётка. Она тащил помятую выхлопную трубу, — Я её подальше отволоку, пусть там дымит! — крикнула она, — нечего нашу саванну всякой дрянью загаживать!

Море, волны…

     
   Крокодил Крооша рассматривал в бинокль доставшийся ему совершенно бесплатно от какого-то заполошного субъекта, так смешно убегавшего сегодня утром от дремлющего на солнышке Крооши, что… за чайками! Крооша наблюдал за чайками. По крайней мере, именно так он и сказал антилопе Гну. Антилопа огляделась по сторонам, никаких чаек не обнаружила и отошла подальше. Так, на всякий случай. Иди знай этого Кроошу, вечно у него то не существующие чайки, то половину задницы откусит кому впопыхах.

   —Можешь и не отходить, — проворчал Крооша, — я все равно тебя вижу сквозь бинокль.
   —А так, что — не видишь? — поинтересовалась Антилопа.
   —Почему, вижу, — вздохнул Крооша, — но в бинокле ты намного ближе.
   —Как ближе? — насторожилась Антилопа
   —Рядом практически,- ответил Крооша, — а там где ты стоишь — море и чайки… Это же морской бинокль.
   —Ай! — взвизгнула Антилопа, — Если совсем близко… то выходит… выходит, что ты мне сейчас пол задницы отхватишь! А море за мной… значит мне некуда бежать! Куда же мне бежать!? А-а-а-а-а-а! — заблажила дурниной перепуганная Антилопа и ломанулась куда-то вбок, сквозь чахлый кустарник растущий вдоль берега Большой Реки.
   —Да, — хмыкнул Крооша, смахнув с носа веточку сшибленную Антилопой, — и правда, некуда, хотя и убежала. Не могла, но убежала. Просто, чудеса какие-то у нас в саванне с утра пораньше случаются.

   И еще раз хмыкнув уставился в бинокль на бескрайнюю саванну. Саванна была пыльной в это время года и только редкие кустики желтой травы торчали то тут, то там, в основном под чахлыми баобабами. В бинокле же был шторм. Огромные волны с диким рёвом пытались сшибить низкие облака, а между ними носились, оглушительно крича, чайки.
   —Море… — прошептал Крооша, — Чайки… — И, смахнув набежавшую слезу, отложил бинокль в сторону.
Хотя, если честно, — сказал Кроша, хватаясь за бинокль, — у нас тут тоже совсем не плохо!
   И поднеся бинокль к глазам уставился на облачко пыли клубящееся на горизонте, — а вот, кажется, и новое приключеньице наклёвывается!

А я тебя вижу!

   Крокодил Крооша пускал солнечные зайчики осколком зеркала, совершенно случайно откушенного им утром от дикого лендровера решившего с какого-то перепугу, что ему дозволено пересечь брод Великой Реки ровно в том месте, где в то же самое время дремал Крооша! Зеркало на вкус оказалось так себе, вот Крооша и приспособил оставшийся после дегустации осколок к делу..
   Зайчики оказались развлечением хоть куда! Крооша после долгой и упорной тренировки попал, таки, очередным, уже совсем запыхавшимся зайчиком в глаз антилопы гну, меланхолично жевавшей пук травы под большим старым баобабом.
   В левый глаз, потому, что правый глаз Гну был повернут в сторону саванны — мало ли какой охальник подкрадется, прячась меж чахлых кустиков травы, торчащих то тут то там. То, что в таких кустика мог спрятаться разве что суслик голодающий по крайней мере месяц, да и то навряд ли, ничуть не смущало Гну. "Задница целее будет", — твердо отвечала она в спину покидавшей ее навсегда логике, — "тебе все равно, а мне потом, что — с откушенной задницей жить прикажешь?".
  Солнечный зайчик, как уже было сказано, шлепнулся со всего маху в левый глаз. Беспрепятственно проникнув внутрь головы беспечной Антилопы, зайчик огляделся и обрадовавшись огромному пустому пространству заорал во все горло — "Э-ге-гей!".
    Гну, ну очень удивилась странному шуму и завертела головой по сторонам в поисках его источника. В то же самое время второй зайчик плюхнулся в правый глаз и пролетев кубарем до места покинутого разобиженной логикой, шлёпнулся на задницу и уставился на своего брата с удивлением, " Ух -ты, это ты? А это — я! А это что?" И два брата принялись скакать и выкрикивать слова одной очень известной кричалки, призывая бессовестно дрыхнувшее в тенечке эхо присоединится к их веселью. Эхо очнулось и недовольно крякнуло. Почесав нывшую к перемене погоды поясницу, эхо окончательно пришло в себя и рявкнуло на разошедшихся хулиганов, — А ну, цыть! Вахлаки!

   —А-а-а-а!- Заверещала очнувшаяся антилопа Гну, — убиваю-ют! — и быстрее собственного визга взлетела на верхние ветки очень удивившегося такой прыти баобаба.
   —Ты, что, с ума сошла? — Крикнул счастливый таким поворотом дела Крооша, — неужто на птичек охотится надумала?
   —На меня солнце напало! — Завопила Гну, — у меня сейчас будет удар!
   —Только если упадешь, — захохотал Крооша
   —А-а-а! — завопила пуще прежнего антилопа, только сейчас осознавшая где она находится, — я же высоты боюсь! Снимите меня отсюда, я больше не буду!
    Чего она не будет больше, Крооша уже не слушал, -Добрый день, мадам Бородавочник, вы, таки, пришли поговорить за колченогенького?
    Мадам Бородавочник возмущенно хрюкнула и уставилась выпученными от удивления глазами на верещащую в кроне баобаба антилопу.
    —Вот, представляете, до чего любовь доводит, мадам Бородавочник. Она, таки, решила посвятить остаток своей жизни старому идиоту-грифу, только он к несчастью глуховат, вот она и забралась к нему в гнездо, по-ворковать… А он, подлец такой, никак не просыпается. Вы бы помогли, мадам Бородавочник, влюбленным.
   Мадам Бородавочник хрюкнув призвала поросят к порядку и, разбежавшись, со всего маху врезалась в ствол баобаба.
   Бумм! Разнеслось по саванне.
   —Да не то дерево, не то!!! — Крикнул утирая слезы радости Крооша, — то — правее!
   Мадам Бородавочник, возмущенно взвизгнув, разбежалась еще раз.
   Баобаб затрясся и визжащая от ужаса антилопа полетела вниз, прямо на голову Модам Бородавочник, а проснувшийся, таки, идиот-гриф, — рванулся вверх теряя с перепугу перья, и остатки и так не богатого разума.
   —Мадам Бородавочник! — Крикнул Крооша, — Так вы не желаете поговорить о колченогеньком?
   Мадам Бородавочник выбралась, не обращая внимания на Кроошу, из под лежавшей в глубоком обмороке Гну и хрюкнула подзывая поросят.
   —Значит, не желаете, — констатировал не унывающий Крооша и уставился на зеркальце, — Забавно, такая маленькая штучка — а сколько у нее возможностей, — и направил солнечный зайчик на привлеченного шумом шакала, прячущегося за пучком травы, — А я тебя вижу!

Утро тяжелого дня

  Крокодил Крооша сожрал солнце. Потом подумал немного, когда это снова у него начало получаться, и выплюнул с явным отвращением, — Тьфу-ты пакость какая! Это ж было у кого-то уже!

   Сел в расстроенных чувствах в старый шезлонг, принесенный Великой Рекой, свернул из выловленной на перекате газеты шапку-ушанку и затих, нахлобучив мокрую шапку на голову.

   А солнце ему рожи по корчило было с высоты, да видя, что на него не обращают внимание, плюнуло и ушло по своим делам.

  Проснулся Крооша, на голове высохшее бумажное месиво налипло — не оторвать, в голове — и того хуже. Солнце в небе морду воротит, мол, знать не знаю такого. Хмыкнул Крооша, нырнул в Великую Реку и вынырнул с огромным глушителем от стоящего на дне грузовика.
  Как задудел Крооша в глушитель, бездельничавшая до того в небе птичка гриф в обморок грохнулась. Да прямо на Антилопу Гну. В саванне шакалы от страху завыли. Под старым Баобабом забилась в истерике выдираясь из под бесчувственной птички Антилопа Гну. Разумеется, не забыв забить по дороге косячок. Так, на всякий случай. Не найдя спичек, взлетела Гну трепетной ланью на верхушку Баобаба и к солнцу кокетливо: "Мужчина, огонька не найдется?" Солнце дало ей прикурить — не жалко. В облако укуталось и отойдя на всякий случай подальше, потребовало крокодила к ответу. Крооша ничего на это не сказал, лишь трубу в сторону отложил и зубы продемонстрировал. Все сразу. "А я чё, я ни чё!" — привычно струсило солнце и отправилось по своим делам, изо всех сил делая вид, что ничего и не случилось. Пятнами только покрылось всё. "Пережива-ает",  — понял Крооша и успокоился.

   Проснулся Крооша, на голове у него птица-гриф сидит, остатки шапки-ушанки лениво склевывает. Солнце куда-то ушло, а Антилопа Гну шакалам лекцию читает. О преимуществах вегетарианства и знаменитых вегетарианцах. Шакалы с уважением смотрят снизу вверх на сидящую на ветке Баобаба Гну и тихо переговариваются о чем-то. "Конспекты буду проверять!" -вдруг пригрозила Гну, взвывшим от возмущения шакалам.

   Проснулся Крооша — антилопа Гну пасется под Баобабом, в лапах у него остатки намокшей газетки расползается, а сам он на дырявом в подходящих местах шезлонге развалившись спит. Бревно бревном. Да ну его, — осерчал Крооша, — не буду больше просыпаться!
   —Кро-оша, — позвал его знакомый голос, — Кроша, ну вставай, уже! Пора-а.
   —Мама! — обрадовался Крооша и вскочил с остатков шезлонга подняв тучу брызг, — А я уже… тут…
   —Э-э, — сказала птица-зубная щетка, поглядывая на часы — я тут вот… мы на восемь, договаривались нет?
   —Извини, приснилось что-то, — проворчал Крооша, и раскрыв пошире пасть уставился на солнце, выжимавшее полотенце. Солнце пробормотало что-то неразборчиво и пошло дальше, стараясь не глядеть на Кроошину пасть.
   —То-то же! — сказал Крооша и умиротворенно прикрыл глаза.
    День начинался совсем не плохо.

Патриот
 

  Крокодил Крооша крикнул птице-секретарь стоявшей навытяжку слева от него , — Эй, Сажа, какие у нас планы на сегодня?
  Сажа вскинулась оскорбленно, — какая я тебе сажа, нахал! Сагиттариусы мы!
   —Са… чего? Ладно, вон мадам Бородавочник идет, сейчас я у нее выясню. Эй! Мадам Бородавочник, как по вашему зовут эту птичку? Ну, ту, что мне кофей подает. Не знаете? Странно, мадам Бородавочник, я всегда считал, что вы, не смотря на то, что такая красивая, так еще и умная — видимо я ошибался.
   Мадам Бородавочник возмущенно хрюкнула, — я те покажу — ошибался, брявно зеленое!
    —Ну что вы, мадам Бородавочник, вы не так меня поняли — никто не сомневается в вашей красоте! — гыгыкнул Крооша, — Даже ваш муж. А где он, кстати?
    Но мадам Бородавочник удалилась в сопровождении выводка поросят, сделав вид, что она не слышит оскорбительные речи известного бузотера Кроошин.
   —Да-а, Сажа, — вздохнул Крооша, — никто тебя не знает, никто не любит. А кстати, что там там у нас с планами на день?
   —Посетитель у тебя, — сказала Сажа и взлетела на верхушку баобаба. — Вон, на горизонте пыль клубится. А в ней двое с ружьями на лендровере. Желтом.
   —А, это, — махнул лапой Крооша, — это из меня ботинки делать едут.
   —Какие ещё ботинки? — изумилась птица секретарь.
   —Они думают, что хорошие, — хихикнул Крооша и свернув из газеты шапку крикнул Секретарю, — Ну, как? Я думаю галстука не хватает. Эй, у тех двоих — галстуки есть? А то у меня запасы кончились.
   —Про галстуки не скажу, но вот ботинки…
   —Да не нужны мне их ботинки — они не вкусные, а вот шляпа с галстуком — самое то будет. И, да — подскажи этой дуре Гну, чтобы сматывалась куда подальше — подстрелят не разбираясь получатся из нее ботинки или нет

  —Здесь где-то скрывается крокодил, — громким шепотом сказал тощий охотник.
  —Нет тут никого, — разочарованно ответил во весь голос кривобокий, — зря только ехали.
  —Как это — нет, — удивился Крооша, сзади похлопав Тощего по плечу, — а я?

   Крооша раскусив цевье выбрал щепку по ловчее и принялся в задумчивости ковыряться в зубах.
   —Эй, Секретарь, смотри там не отравись невзначай, зачти лучше что они там пишут, — крикнул Крооша птице секретарю хмуро клевавшей башмак.
  —Так больше ничего и не осталось, — проворчала птица секретарь и отложив злосчастный ботинок в сторону, принялась читать бумагу, нацепив на нос очки утерянные впопыхах кривобоким охотником. — "… на несколько месяцев, пока не закончится празднование юбилея "Наша саванна". Питание и проживание за наш счет. Вся добыча остается у вас. "
  —Во-от, — потянулся Крооша, — Приглашают, уважают стало быть. А ты — ботинки. Но я думаю, что мы откажемся от их приглашения. Смотри, ну где еще такую красоту можно увидеть, а?


 

     Крокодил Крооша сидел в старом шезлонге выловленном им по случаю на перекате Великой Реки и смотрел как огромное красное солнце медленно уходило за горизонт, заливая нереальным розовым светом саванну, развалившегося в шезлонге Кроошу в шапке из старой газеты и криво повязанном галстуке, баобаб с нахохлившейся на его вершине голодной птицей-секретарь, остатками лендровера, торчащими на перекате и две дорожки следов уходящих к горизонту.

Санитарный День

   Крокодил Крооша сидел на драном шезлонге выброшенном Великой Рекой на перекате и вдумчиво курил что-то невообразимо прекрасное. Вокруг него проплывали белые пароходы, гудели в дуды паровозы, небрежно сплевывая на пластилиновые рельсы липнущую к губам угольную крошку. Радостно дудели горнами доменные печи обожравшиеся дармовым веселящим до слез газом. Над головой кружили перроны переполненные дачниками стреляющими во все стороны лишние билетики на хор им. Пятницкого. Сам хор дружно пропалывающий клубничные грядки от заполонивших всё стальных огурцов. Высоко в небе, сверкая куполами и кокетливо бякая плотно прилегающими ко всему крылышками летал деревянный вокзал станции "Зима-Сортировочная" украшенный рекламой серпа и молота.
   —Вот ты где, — умилился Крооша, глядя на вокзал, — а я то думал что ты уже совсем, того. Перекинулся в каменные.
  —Кто, я!? — От удивления вокзал даже перестал крылышками махать и скорбно накренясь полетел вниз, сшибая на своем пути дачников с платформы и хор им. Пятницкого сидевший на груде стальных огурцов в ожидании попутки в будущее, и зацепив краем глаза трубу белого парохода, рухнул в Великую Реку подняв фонтан дружбы народов с цветной подсветкой ночью(кроме четвергов, суббот и санитарных дней). Река меланхолично выплюнула пригоршню брёвен и потекла себе дальше.
  — Мда… Сказал Крооша, — как слово наше…. И вообще, нельзя быть таким нервным в наше судьбоносное время!

   Забычковав чинарик о проплывающее бревно, Крооша отобрал у протестующей девушки весло и вскочив на замешкавшийся перрон принялся с энтузиазмом грести от рассвета на закат. Но как всегда не успел. Во первых, ветерок, как оказалось, закрыли в шесть часов вечера после всего. Во вторых, все давно разошлись, не считая дискобола — он разошелся отдельно. Все разошлись, кроме девушки. Она молча отняла у Крооши весло и взобралась на постамент, спихнув одинокого горниста, жаждавшего увидеть зарю.
    —Иди, — Сухо сказал девушка, не глядя на понурого горниста — иди домой, поздно уже.
И заплакала, глядя на Кроошу, — ну вот, я теперь совсем одна….
   —Ладно уж, можешь сдать пост. — проворчал Крооша, провожая задумчивым взглядом горниста.
   —Я должна его сдать на склад, под расписку, у меня там паспорт в залог… — захлюпала носом девушка, отмахиваясь веслом от резвящихся комаров.
   —Да сдам я, сдам.- вздохнул Крооша, — Давай весло.
   —А паспорт? — замялась девушка.
   —Вот тебе твой паспорт, — протянул ей Крооша паспорт, — держи.
   —Ура! — Закричала девушка, — Свободна!
И запрыгала на одной ножке показывая всем свом видом паспорт, — свободна! Вот, видите? Даже прописка и выписка сохранилась! Озадаченные комары отлетели на всякий случай подальше.

   Крооша отплыл оттолкнувшись от берега веслом и вздохнул полной грудью свежий воздух Великой Реки.
Он плыл на восход, проглотив на ходу и не жуя паспорт в синей пластиковой обложке. В паспорте, как он лично убедился, и правда все было в полном порядке: прописка, отметка о воинской обязанности и список детей в алфавитном порядке, свеженький штамп о разводе, заначенный под обложкой калымный чирик и потрепанная фотография чертовски юной хохочущей зари. Ветер развевал его изрядно поседевшие космы, а глаза, хоть и слезились немного, уверенно смотрели в будущее.

   Крооша забычковал чинарик и вздохнул грустно проведя лапой по пусть и бугристому, но лысому черепу, — Космы, как же… — и тут же радостно захрюкал подражая свинье: Эй! Мадам Бородавочник, вы снова ждете прибавления? Мои поздравления, мадам Бородавочник! И не забудьте передать мои поздравления счастливому папаше, надеюсь ваш супруг тоже…

И нырнул в реку спасаясь от разъяренной мадам Бородавочник.

Рыбалка

  Крокодил Крооша поплевал на крючок и размахнувшись закинул удочку в саванну. Развалившись в своем драном шезлонге, выловленном им на перекате Великой Реки, Крооша ждал когда же начнет клевать.
   —А? Что это? — вскинулась антилопа Гну, когда мимо нее со свистом пролетел крючок, — Тебе, что — голову напекло, Крооша? Ты же не там рыбу ловишь!
   —Тсс.. — лениво ответил Крооша, ковыряясь в зубах куском бампера, откушенного им у одного нерасторопного лендровера, — Не распугай. И вообще, моя рыба, ну, та что в реке, от меня никуда не денется, а тут, глядишь, что-нибудь новенькое выловлю.
  —Крооша, — затрясла бородой антилопа, — но тут же не водится рыба!
  —Как это не водится? — хмыкнул Крооша, — а ты, рыбка моя? — И захохотал, подлец, во все горло.

  Возмущенная до немоты антилопа удалилась на безопасное расстояние и принялась нервно нюхать цветок, росший в тени старого баобаба.
   Крооша, подцепив таки застрявший меж зубов предмет, выволок его наружу. И тут же отшвырнул в сторону, вместе с куском бампера.
  —Доброго утречка, мадам Бородавочник! — заблажил он, — как дела, как семья, детки?

   Мадам Бородавочник возмущенно хрюкнула поведя в его сторону налитыми кровью глазами и затрусила рысцой к баобабу. Баобаб, помня как она его шандарахнула вызволяя дурную антилопу, застрявшую по своей глупости в его кроне, угрожающе затряс ветвями и возмущенно загудел. Но мадам Бородавочник было не до него — она искала запропастившегося куда-то колченоженького.

   Крооша с любопытством смотрел, как антилопа закатывая глаза и кивая в его сторону, с жаром втолковывает мадам Бородавочник что-то весьма любопытное.

   Когда ревущая черным паровозом летящим в ночи мадам Бородавочник влетела в перекат вздымая столбы брызг, Крооша уже лежал на дне, спрятавшись за останками недоеденного лендровера и думал о недостатках в воспитании подрастающего поколения.

  Пасущийся неподалеку бегемот выглянув наружу буркнул, — всплывай уже — ушла, — и принялся задумчиво разглядывать остов лендровер: осталось ли еще чего откусить, или уж и не тратить на него время.

  Крооша всплыл на перископную глубину. Разгром устроенный мадам Бородавочник был полным — она не упустила ничего. "Мда, — вздохнул Крооша, — отличный был шезлонг, сейчас небось таких уже не делают, да еще и так удачно порванных…"

  Выбравшись на берег, Крооша огляделся и крикнул, — Слышь ты! Вылазь уже, сколько можно, я и так через тебя всего имущества лишился!

  И подобрав кусок шезлонга пробормотал, — ну, хоть какая-то польза, — и снова принялся ковыряться в зубах, глядя как из зарослей тростника появился сначала пятачек, а потом уже и весь, весьма смущенный колченоженький.
  —Иди, давай, домой, — буркнул Крооша, — я из-за тебя и так уже пострадал. Ма-те-ри-аль-но! А вот на счет твоей мамаши.. Эх, они все такие, ты не думай… Ладно, проваливай уже, мне еще удочку ремонтировать.

: 4 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.