пять сантиметров моды или некоторые любят погорячее

Роща приволокла из кухни бутылку, но чего-то красного.
—Я водку не буду, — радостно сказала она плюхнув на письменный стол, оставшийся в ее комнате еще с беспечных, школьных времен,  стаканы и тарелочку с чем-то пригодным для использования в качестве закуски без видимых последствий.
Я закурил приму. Наверно с четвертой попытки. Предыдущие у меня провалились: мне все никак не удавалось размять сигарету не растребушив ее трясущимися от пережитого руками. Обогащенный таким опытом, в  туалет я благоразумно решил сходить попозже.
Рощина мама заглядывала пару раз,  выманивая Рощу в коридор. Та кривилась и выскальзывала за дверь.

— Да все у нас есть, — слышали мы с Копейкой  раздраженный голос Рощи, — никакого горячего нам не надо, мы сейчас посидим и гулять пойдем!

Пока  Копейка с кривой ухмылкой строгал шмат сала, я судорожно хлебнул водки и закашлялся. Потому, что сигарету забыл изо рта убрать. Роща почти натурально ахнула и я тут же оказался на кухне заботливо придерживаемый Рощиным папой и обмахиваемый полотенцем Рощиной мамой.  Брат Рощи стоял в дверях и мрачно наблюдал за всеобщим переполохом. Судя по обреченному лицу, ему явно не впервой  приходилось наблюдать такую картину и он прекрасно знал что за этим последует.

Роща отбила меня почти живым, в тот момент, когда Папа клялся, что свою швейную машинку он подарит мне если что, а Мама благоразумно предлагала отдать мне лишь колодки, а машинку — сыну, потому, что ему нужней: он же еще и шапки шить будет.

Когда мы ввалились  в комнату и ко мне вернулся дар речи я мрачно осведомился, — Вот это что это такое сейчас было?

— Так, машинка же?  — удивилась моей непонятливости Роща, — для кожи — видел, какая здоровая?
— Видел,  — сказал я, —  и не только видел, — и продемонстрировал ей синяки на запястьях., — а зачем — для кожи?  — тут мое воображение, тогда еще не испорченное молчанием ягнят,  засбоило, хотя какие-то мутные подозрения и начали вертеться  у меня в голове. Не дожидаясь ответа я хлопнул еще пятьдесят, сунутые в мою руку отчего-то веселящимся Копейкой и уставился в честные глаза Рощи.

— А чем прикажешь верх шить?  — пожала она плечами , — Иголкой с ниткой, что ли? («Без рук так останешься, — донесся до нас Папин голос из зала, — это я тебе точно говорю!»  Потом раздалось сдавленное хрюканье и папа смолк. )  То-то же!  Без машинки — никак. Да ты потом сам все увидишь!

Тут в дверях снова появилась голова Мамы и Роща вынуждена была снова уйти. «Потом, — донеслось до нас с Копейкой, — покажешь потом, и горячего нам не надо! »  И после долгого и неразборчивого бубнения мамы, — ему не нужны колодки! Он — студент!»

На этот раз Роща вернулась в домашнем халатике, а Копейка, с сожалением посмотрев на едва начатую бутылку сказал, — Ну, мне, пожалуй пора.

И бросил, подлец, меня одного.

— Что, Витя, уже уходишь? — проворковала радостно Мама в коридоре.

— Так завтра же в школу, — привычно соврал Копейка и в школьные-то времена предпочитавший гонять по улице. — Уроков много задали, сами понимаете…

Мы с Рощей выпили еще немного и она попросила рассказать меня, чем я нынче занимаюсь. Швейная машинка в коридоре почему-то замолкла, а папа в зале воскликнул — «Вот это дело!» Видимо телевизор смотрел.

Я рассказывал о вольной жизни в губернском городе Т., а Роща смотрела на меня и вздыхала потихоньку.

В  коридоре раздался грохот и все кинулись туда. Возле дверей в комнату стоял смущенный Папа, а перегородив коридор лежали чугунные колодки стоявшие до этого в углу.

— Ты, что это,  как слон? — Возмущалась Мама,- тише не мог? Хорошо, что первый этаж!

Тщедушный Папа потирал красное ухо и ничего не отвечал. Потом  хмыкнул, махнул рукой — у меня там телевизор — и ушел в зал.

— Горячего не надо! — твердо сказала Роща упреждая дежурный вопрос, и заволокла меня обратно в комнату, — все целы.
— А я что, я только спросить, —  сказала в коридоре Мама и опять затрещала швейной машинкой, но, на этот раз как-то разочарованно.

-Вам чего купить? — просунулась в дверь голова Брата, — я в магазин.

Роща молча вытолкала голову за дверь и громыхнула защелкой.  «Гол!» — донеслось из дала,- «давно бы так!»

Мы с Рощей поговорили еще немного, а потом у нее вдруг оторвалась пуговица и я обнаружил, что под халатом у нее почему-то ничего нет.

— Может — музыку включим, —  спросил я не в состоянии отвести глаза от открывающейся передо мной широкой перспективы рыжего цвета.

— Да у меня одно старьё, — засмущалась Роща старательно не замечая как я прожигаю взглядом открытые всем ветрам  её холмы и долы, — Да ты  сам посмотри.

— Да-да, — сказал я, судорожно вздохнув, — вижу. Действительно,  ничего нового…

— Ой! — Почти натурально покраснела Роща, —  У меня тут пуговка…  Черт, я сейчас!

За дверью было тихо так, что я слышал, как в соседней квартире работает телевизор, а на кухне Мама свистящим шепотом втолковывает Роще:

–..вот поэтому-то от тебя муж-то и ушел!

— Мама! — тоже шепотом кричала Роща, —  да оставь ты свое горячее!

Я послушал  еще немного, узнал от соседского телевизора счет в матче, открыл потихоньку окно и  тихо выгрузился на клумбу.  Выбрав  несильно помятый мною цветок,  закинул его в окно.

Домой шел босиком. Но это было не важно. Главное — машинка останется в семье.

(продолжение сле…)
(( хотя и грустно, что-то получилось. ))

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.