Занавес…

   Черный кот, по имени Дормидонт, поправил  пенсне и еще раз критически оглядел себя..
 —Пора…Ох, нет!- он поправил бабочку, -а  вот теперь, пожалуй, что и  порядок.
    Ритуал был чрезвычайно важен и Дормидонт даже вообразить себе не мог, что произойдет если хоть, что-нибудь, пусть самая последняя  мелочь, окажется не в порядке.
    Нет, он никуда не собирался идти, ни на какой званый вечер, ни на бал и даже на самую захудалую  дружескую вечеринку он не был сегодня приглашен —   Дормидонт был… завзятым театралом. Он знал наизусть весь репертуар местной труппы, но  пропустить хоть одно представления он никак не мог. А уж к открытию занавеса он всегда был на своем месте и всегда в идеальном виде.  Да и как же могло быть иначе!

     Взглянув на часы Дормидонт захлопнул крышку с вензелем "Д" и опустил их в жилетный карман — еще есть немного времени. Приготовив место, Дормидонт поставил рядом блюдце с печенюшками в виде маленьких разноцветных рыбок, и фужер с водой. Тут же с радостным смехом из фужера принялись разбегаться солнечные зайчики. Зайчики дразнили Дормидонта, а тот делано строжился (ведь, вот-вот начнется спектакль!), пряча улыбку в усах: коты ведь  большие специалисты по улыбкам и особенно по их упрятываниям, тем более в такие пышные усы, какими мог бы  похвастать и Дормидонт,  но так как хвастаться он считал делом пустым и не интересным  улыбка пряталась в просто так пышных усах Дормидонта. 

    —Ну, еще чуть-чуть, — нервничал  Дормидонт,  умоляюще глядя на никуда не спешащие часы, поправляя спадающее от волнение пенсне, -Ну!
    И вот, откашлявшись и  взглянув строго на расшалившихся не в меру зайчиков, часы принялись отбивать свое самое точное время. Часы били и били, захлебываясь от собственной значимости, сбивая сердечный ритм Дормидонта в бездонную глубину, утверждая веру в собственную бесконечность.
 
  И  Дормидонт, дождавшись последней ноты,   выкрикнул срывающимся голосом, — Занавес!

   Занавеска на большом окне  распахнута и Дормидонт, затаив дыхание смотрит на противоположную стенку на которую вечернее солнце отбрасывает тень соседской крыши.

    —Ну же, — шептал, в нетерпении кроша печенюшку, Дормидонт, — Ну!

   И выдержав паузу, (как же без этого!), на сцену-крышу, под звуки увертюры несущейся из оркестрового окна на третьем этаже, с громким гуканьем и хлопаньем крыльев появляется его самая любимая труппа – два пестрых голубя. Они тут же принимаются расхаживать по сцене, важно переваливаясь с ноги на ногу и ведя свои роли туда, куда им и велено было прийти.

    Вечернее представление началось! 

     Дормидонт смотрел на тени, мечущиеся  по стене не шевелясь, завороженный игрой, смакуя детали, радостно отмечая тончайшие различия в игре этого состава от игры  других.  Хотя, правды ради, надо сказать, что  и тех артистов он любил так же горячо и искренне.

    Но вот Солнце, устав за такой долгий день, уходит дальше, притушив за собой свет. Уходит туда, где оно обычно отдыхает после работы осветителем в театре Дормидонта.

 —Занавес! — шепчет счастливый Дормидонт, — Занавес…

*********************
 
  Сегодня Толстый отправился в след за своим другом Мелким. 
  Черный на всегда месяц август.

From Animalz

😦

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.