камешки

Унькин бросал камешки в вечность. Он всегда так делал, когда его охватывала своими липкими объятиями старая подружка – хандра. Вот и сейчас он сидел на краю поля, бросал камешки и ждал, что вечность ему ответит. Ну, хоть как-нибудь.

– Да не дождешься, – проворчал Ядерный Гриб, живший в банке на подоконнике, – не до тебя ей.

– А до кого? — заинтересовался Унькин, слегка удивившийся, что вечности, оказывается, не до него. — До кого же ей тогда?

– А ни до кого, – Фыркнул Гриб и покрылся россыпью трескучих фиолетовых молний.

– А тебе идет. – Угрюмо сказал Унькин и отвернувшись швырнул еще один камешек. Камешек плюхнулся в вечность, но там даже круги и те не пошли. Они так и остались в кучке вокруг воронки, втолковывая лежащему на дне мрачному камешку, что-то, по видимому, очень важное.- Ну, в смысле, фиолетовое.

– А, пустая трата энергии, – Неохотно погасил иллюминацию Гриб, – Так, только для привлечения внимания.

– А что, тебе тоже нужно привлекать внимание? – Искренне удивился Унькин, – Ты же – ого-го какой заметный! Хоть и банке.

– Ну, иногда и на меня находит, – Вздохнул Гриб, — И дело, вовсе не в банке, а в самом себе. Вот у тебя, что внутри?

–Ну, я не знаю, – Задумался Унькин и даже перестал швырять камешки. Все с интересом уставились на него. Даже Вечность и та скосила на Унькина глаз, пусть и всего один. — Наверное, материя. Хотя это и не обязательно в данный период времени вселенной.

– Во-от, — Грустно сказал Гриб, – а у меня, увы, дух.

– Чей? – Изумился Унькин, а Вечность уже уставилась на них всеми глазами.

– Мой, – задумчиво ответил Гриб, — кажется. Ну, или еще чей-нибудь. — И, подумав немного, добавил – Томится. Судя по всему.

– Во как, – Унькин даже отложил камешки в сторону, – а у меня, интересно, что томится? Ведь у меня нет ни своего духа, ни чужого.

– Так ты, видимо, сам и есть дух, — предположил Гриб. – Потому и томишься.

– Нет, – махнул рукой Унькин, – какое там, дел невпроворот. Вон урожай микросхем удался зверский — не знаю что с ним делать. Да Дворовый Трактор Тэшка повадился Молодой Поросли Унькиных дурацкие сказки рассказывать, пока Антикварный Паровой Молот спит. А спит он всегда. Портят мне молодежь, паршивцы! -Взъярился Унькин,- Будешь тут духом, как же! — И швырнув в хихикающую Вечность еще один камешек, встал – Пойду, вздрючу подлеца Тэшку, чтоб ему неповадно было. Дух, как же…

И ушел. Ругаясь на чем свет стоит и хлопнув по дороге калиткой так, что та, сорвавшись с навесов и накренившись, повисла уставившись с удивлением Унькину во след – Ты чего это?

А Вечность подмигнула Ядерному Грибу и снова затихла, искоса поглядывая, как гриб угрюмо ворча прочерчивает вокруг себя молниями лабиринт, в безуспешной попытке понять, чей же у него внутри дух и что будет, когда тот в конце-концов вырвется на волю. В то, что это когда-нибудь произойдет, и произошедшее, скорее всего, изменит мир, Гриб был уверен на все сто. Как и Вечность. Которая, впрочем, быстро отвлеклась на более перспективный случай: протобактерия жившая в луже на безымянной, сплошь покрытой вулканами, планете, неосторожно прислонилась к другой протобактерии и, не удержавшись, к своему огромному удивлению, слилась с ней в единое целое.

2 Comments

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.