Мать

    Удав Филимон, бывший некогда по неизвестно чьему недосмотру ужом Филькой,  имя свое ужасно не любил и от всех требовал, чтоб звали его по иностранному — Фил. А крокодил Крооша был вовсе и не против.
— Фил, так Фил, — пожал он плечами, -У нас и не с такими имена в саванне живут. — Правда, мадам Бородавочник? — заблажил он увидев мадам Бородавочник с выводком новеньких, с пылу с жару, поросят. — Что там наш двоечник? Все грызет гранит науки или из него уже салями сделали?

    Мадам Бородавочник — скорбно хрюкнула, подтверждая, что нет ничего более тяжелого, чем быть матерью разгильдяя. Особенно, когда тот за тысячи верст от ее забот запрятался, а билеты нынче ого-го как дорого стоят — не наездишься.

      — Ничо! — Кроошин оптимизм как всегда был на высоте, — Новых вырастите! Вон они какие у вас все, ути-пути!

   Фил спросил свесившись в ветки баобаба,

   — А почему солнце встает справа? — И добавил, смутившись, — вы тут, как я вижу, все такие умные, образованные, что я решил спросить, а то когда еще такая возможность выпадет…

   — Слева, — сказала Антилопа Гну- сидевшая на соседней с Филом ветке. Она там оказалась почти совсем случайно — ну, не каждый же день у них новенькие появляются. — Оно встает слева. А вот спать уходит справа. Иногда. Иногда… Снова слева. И встает тоже… иногда. — Антилопа задумалась и подумав достаточно долго — секунд пять, что для нее было почти личным олимпийским рекордом, добавила. — Но на сторону не ходит. Ни-ни! Во первых, никто этого не видел, а у нас так не бывает, а во вторых, представляете, если бы Луна или какая-нибудь звездочка, по нарожала бы маленьких солнышек… Мы бы с ними водились. А то тут только у мадам Бородавочник малыши все время, а у нас… — И она окончательно замолкла, и даже, кажется принялась плакать, потихоньку шмыгая носом.

    На морду мадам Бородавочник упала капля, другая, и она хрюкнув увела поросят в надежное место. Ей было некогда: чемоданы еще не собраны, а рейс уже скоро, опять же Колченоженького надо, лучше всего, врасплох застать — иначе и накормить-то толком не удастся, не то, что порасспросить о главном: нет ли у него девушки, какой? А то у нее на примете есть одна, но об этом молчок! Не спугнуть бы…

   Что подумал гриф СовершенноСекретно протоколировавший происходящее с вершины Баобаба не узнал никто — свои мысли у грифа отродясь не водились, а чужие и так все читали в газетах.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.