Мелодия

   —  Чистонаплюевка.  Деревня такая.  Где стоит? Дурацкий вопрос,  на речке Чистые Наплюны конечно! В речке той, с недавних времен,  водится кит.  Маленький такой. Речной. Зовут Кузя. Правда, не любит он  это имя отчего-то.  Уж как не допытывали, как же  зовут на самом деле —  не признается. Делает вид, что по нашенски не понимает. Так, что,  Кузя и все тут.

     Кот Стуг пододвинул блюдце с молоком сверчку Кулёме,  отчаянно шмыргавшему носом,

 — Вот,  — Сказал Стуг важно,  — От всех бед.  Ручаюсь.

 — Спасибо, — прошептал Кулёма, — но я… Я уже пробовал однажды, помнишь?  Всю ночь до ветру бегал.

 — Странно, —  С облегчением сказал Стуг, —  А мне… Мне вот,  только польза сплошная.  — И вытер лапой усы, отхлебнув из блюдца. — Свежее, но воля твоя.

 — Давай лучше про кита поговорим,  — прошептал Кулёма, поправляя теплый шарф, намотанный на горло, поверх ваты, марли и противно хрустящей коричневой бумаги.

— А чего о нем говорить? — Удивился Стуг, — Плавает себе.  Я, вот,  на прошлой неделе в Чистонаплюевке был. Ну, там по кое каким делам — тебе не интересно будет,  разговаривал с ним.

 — Как? — Осторожно, чтобы не обидеть,  удивился Кулёма, — Он же по нашенски ни бум-бум. Сам сказал.

 — Так это когда было?  — Спохватился Стуг, — А сейчас чешет — не остановить. Правда, не все понятно.  И не всегда.  Он же… поет.

 — Как, поет?  — Обрадовался Кулёма,  — Поехали туда немедленно! Я буду на скрипке играть, а он петь.  Представляешь, как здорово будет!

— А пойдем лучше на крышу? — Засуетился Стуг, — Ты оттуда поиграешь, а Кит тебе подпоет? И ехать никуда не надо.

   — А где она,  та деревня? — Спросил Кулёма,  подстраивая скрипку.  — А то, боюсь, отсюда  кит не услышит…

   — Да там, — махнул лапой в сторону леса, убегающего за горизонт, Стуг, — Услышит,  я тебе обещаю!

   И привалившись к теплой, нагретой за день солнцем  печной трубе приготовился слушать.

   Муравей, спавший на гамаке-горизонте, приоткрыл один глаз и послушав немного Кулёмину песенку для кита, толкнул пяткой скучавшего в море кита  Ямасутра —  подпой, чего молчишь-то?  И Ямасутра,  прислушавшись, хмыкнул и откликнулся импровизацией на  Кулёмину мелодию.

   — Вот, слышишь?  Поет!  Кузя — поет! — Восторженно закричал Стуг, смахнув украдкой капельку пота со лба, — Я же говорил! Правда же —  ничерта не понятно?

   Кулёма лишь кивнул продолжая играть.

  Муравей вздохнув повернулся на другой бок —  надо будет и правда речку Чистые Наплюны проложить, раз там такой чудесный кит водится, подумал он сквозь сон, да еще и с таким непонятным  именем.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.