Карга. Снова и снова

       Последняя тарелка протерта, и полотенце с двумя красными петухами повешено на крючок. Петухи обернувшись Лягушкой  и Динозавром ведут неспешную беседу искоса поглядывая на нас.   Я сижу молча, стараясь не нарываться.  До смерти надоевший вечер наступил еще вчера, или в прошлом году — сразу же после того неловкого момента с рыцарем.  А может еще в прошлой жизни?  Не помню.  Черный мотоциклетный шлем, украшенный подмигивающим черепом с костями( долго же я, сроду не рисовавший ничего сложнее человечка-огуречка,  вырисовывал их, отчаянно пыхтя от усердия) пылится на массивном комоде.  Я незаметно ощупываю затылок. Бугрист. Нет, что это я —  вот! След от шлема. Сохранился.

 — Ну, и что ты там опять задумал? — Карга внимательно смотрит на меня. — Опять на приключения потянуло?

— Да нет, — Вздыхаю, — Слушай, а что если отремонтировать байк и отправиться  в путешествие, а?

   Лягушка с Динозавром с любопытством смотрят на нас.

— Я так и знала, — Вздыхает старуха, — Какое еще путешествие, а кто за домом присмотрит? Лучше… Лучше, вот,  мусор вынеси.

    Динозавр отвернулся, и делает вид, что ничего не видел — солидарность проявляет.  Я подхватываю ведро.  И ни слова не говоря( прошу отметить, ни слова!) иду к двери, насвистывая что-то из молодости.  Динозавр спохватившись несется следом за мной, не слушая воплей Лягушки, и выскакивает в открываемую дверь, мявкнув от избытка чувств.

   По дороге вниз провожу ногтем по старой царапине на стене.  Надо же, какой идиот, мелькают воспоминание, меч—голова с плеч… Кот мяукает снизу: торопится выскочит на улицу. Ничего, подождешь, я тебе не метеорит.   Интересно, где тот меч? Кажется, я его видел с кладовой. Или нет?

   Сижу на старом, облезлом уже чоппере и встречный ветер дует мне в морду, развевая, кхм, изрядно поредевшие  патлы, когда-то доставлявшие мне не мало проблем. Особенно в школе, когда нас всех заставляли стричься под ноль, опасаясь нашествия вредителей. Один я расхаживал с шевелюрой. Наш главный по порядку,  ревел на ратующих за справедливость —  будете, олухи, знать предмет так, как этот недоумок, я и вам разрешу. Хоть до пола!  Хорошие были времена,  хоть и смутные.

      Прибавляю газ, переключив передачу,  но порыв ветра неожиданно стихает и я, вздохнув,  сползаю с немого байка и перебираюсь на садовую скамейку, на спинке которой собственноручно нацарапал когда-то свой девиз.  Кот громыхает в старых доспехах, украшающих газон, справа от фонтана. В сумерках мне не очень видно что он там делает. Перевожу взгляд на   Недалекого Горниста и тот делает вид, что он тут не причем и пытается даже что-то сыграть, но спохватившись —  дудки то нет, машет в отчаянии рукой и отдает мне салют. Я машу в ответ.  Расслабься. Не до тебя. Байк конечно не починить. Проще в металлолом сдать.

     — Вместе о всем этим хламом, — произносит Принцесса, садясь рядом со мной, — Я так и знала, что ты тут.

    Я молчу, глядя на уже сто лет как заходящее за забор солнце и молчу.  А что тут говорить, она права.

    — Ты знаешь, а может и правда, починишь свой драндулет, съездим к… Да хотя бы и принцу, что напротив живет — тыщу лет его не видели. Как он там, один одинешенек?

    Я откашливаюсь, и стараясь говорить уверенным голосом, начинаю развивать тему поездки, сетуя, что с деталями к антикварным байкам нынче совсем не просто, но мы обязательно найдем все что нужно!  Рисую клюкой карту нашего путешествия на песке и включаю в него остановку у принца, и завтрак с Серым  Кроликом,  и….   Принцесса смеется серебряным, весенним ручейком.  Кот трется о ее ногу и  урчит  в унисон смеху. Непонятно как выбравшаяся Лягушка сидит на голове у Горниста, оскорбленно каркая время от времени.

    — Знаешь, — говорю я отбрасывая не нужную уже клюку, — тебе не кажется, что вечер как-то затянулся? Давай прокатимся прямо сейчас.  Садись.

     Пригибаю голову, чтобы ей было удобнее сесть мне на шею, и убедившись, что она надежно держится, взлетаю вслед за солнцем,  расправив огромные крылья.

   Солнце вздохнув с облегчение, шепчет, давно бы уж, сколько можно…  И кричит мне, — Давай, кто первый!

   Я взвизгнув,  несусь за ним следом, спалив по дороге  несчастный чоппер огненным залпом — не о чем жалеть!  У меня на шее хохочет во все горло принцесса.  Солнце из последних сил первым разрывает финишную ленту горизонта. Я едва успеваю приземлиться на четыре точки, чтобы принцесса не пострадала,  как наступает полная темнота и я растворяюсь  в ней без остатка. Долгожданная ночь,  после которой наступит новое утро.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.