Звезды

Толстый заяц Трофим слушал музыку сфер. Музыка выговаривала ему за вчерашнее. Трофим только улыбался, горделиво подкручивая напомаженный ус. Вчера,  было вчера,хотя не скрою —  весело. Кажется. Они с, мерзавцем Волком, собирались играть на повышение ставок. Волк, как ни старался, не мог объяснить, что это такое. Он долго размахивал перед носом Трофима бумажками, и кричал:

—  Ну, ты, что сам не понимаешь, что ли?  Все же крайне  просто! Мне Орел рассказал и даже, вот —  нарисовал!

Расстелив на столе изжеванный листок,  выдранный из тетради в клеточку, Волк тыкал в какие-то кривые линии, более всего похожие на Старый Холм в разрезе, их любимо место встреч, да и вообще —  хороший товарищ, который всегда дома и никогда не спрашивает: «чего приперлись?», и рассказывал. Правда, все больше междометиями и эканиями.

— Ладно, —  не выдержал Трофим, — согласен, черт с тобой.  Хотя  так и не понял, что это такое?  Что за ставки? Верховного главнокомандования или что-то с рыбой? Если с рыбой, то я против:  у нас с рыбой идейные разногласия!

—  Я… как-то тоже не очень понял, — сознался Волк, — но Орел  сказал…

И они отправились к Холму в гости. А заодно  и Орла допросить, чего он там Волку вкручивал?

Холм спал. Хотя… Застать его не спящим, удавалась редко.

— Ладно, —  Проворчал Волк, —  можем и без него начать.

И, расстелив на плоском камне газету, принялся выгружать из карманов припасы.  Тропинка, вертевшаяся по своему обыкновению у них под ногами, спросила:

— А зачем вам хлебные крошки?

—  Дурацкий  вопрос, —  фыркнул Волк, — Ты,  что  сказок не читаешь? Я  же все предусмотрел! Как всегда.  А вдруг мы заблудимся? Как найти обратный путь, если не по хлебным крошкам?

— О,  — сказала Тропинка восхищенно, — какой отличный способ. Надо запомнить,  а то я вечно забредаю куда-нибудь так, что дорогу назад отыскать совершенно не возможно.

И, принялась втихую, тырить крошки, оправдываясь  тем, что у друзей их все равно много.

Орел прилетел только к вечеру.

—  Ура! — закричали дружно Трофим и Волк, — Ура!

— Чего раскричались? — Недовольно проклекотал Орел.

— Да у нас припасы кончились, пока тебя ждали, — сказал Волк. — Теперь можно и в лавку сбегать, пополнить.

— Мы хотели разобраться, — оторвался от созерцания горизонта Трофим, —  вот только не помню в чем.

— Вот там, на горизонте спит Великий Муравей, так? А зачем он это делает?  И когда проснется? — поддакнул Волк, — а то лавка скоро закроется.

—  Я слетаю, — фыркнул Орел, — тоже мне, проблема.

И улетел.

Трофим снял с проигрывателя пластинку и, сдув с нее невидимые пылинки, запихал в конверт, на котором было написано «Шуберт». «А Орел ведь так и не вернулся, —  думал Трофим, — видимо, улетел к горизонту, спросить Муравья, когда тот проснется.  А это же очень далеко – горизонт». Трофим, как-то раз, на спор, бегал к горизонту и обратно. Три дня бежал. Жаль, тогда спросить у Муравья забыл. Да тому не до того было: он во сне звезды пересчитывал. Понимать надо: конец квартала, как ни как, отчетность.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.