Бон аппетит

—  Подойди ближе. Ближе —  еще нечего бояться.

—  Я не боюсь, —   отрезал Гость и едва заметно  поежился.

—  Правильно, —  охотно согласился Хозяини махнул рукой. —  Обратите внимание, перед вами стол.

—  Странно, —  съязвил Гость, —  Я было подумал, что это кушетка.

—  Это могло быть и кушеткой,  —  радостно подхватил Хозяин, но так, согласитесь —  веселее.

Гость промолчал, презрительно, как ему казалось, подергивая губами. Но спохватившись, что Хозяин подумает, что у него губы трясутся  от страха и он вот—вот  расплачется, буркнул,

—  Ну?  —  И смахнул украдкой непонятно как появившуюся слезинку.

—  Условия такие, —   Хозяин сделал   вид, что не заметил слез, наслаждаясь их наличием. —  Мы с вами отужинаем, — он обвел рукой богато сервированный стол.

—  И…  Это всё?  —  Удивился Гость.

—  Да, всё. —  Вздохнул Хозяин. —  Блюда на ваш выбор. Все от лучших поваров. Вина… Вина каких стран вы предпочитаете в это время суток?

—  Я даже и  не знаю, —  забормотал Гость, пытаясь вспомнить что-нибудь о винах, но почему-то в памяти всплывало лишь  «Каберне за два двадцать»

Хозяин хлопнул в ладоши. Двери зала распахнулись и вбежали весело шумя  поварята с блюдами полными яств.

—   Присаживайтесь, —  Гостеприимно отодвинул стул Хозяин.

Гость осторожно присел на краешек и салфетка бесшумно спланировала ему на колени.

—  Ну, вот и славно! —  Воскликнул хозяин, повязывая свою на шею, —  угощайтесь, кто чем сможет.

И налил себе  из  высокого графина изумрудную наливку.

—  Что же вы?  —   спросил он с укоризной.

—  Да я.. не голоден… —  Выдавил из себя гость, почти теряя сознание от умопомрачительных запахов, —  Я может…  Вина.  —  И спохватившись, —  А кто тут есть еще кроме нас?

—  Вы? —  удивился Хозяин, —  Я собственно и не вам предложил. Видите ли, вы можете, конечно, съесть что-нибудь, но здесь, собственно, для большей части блюд —  еда, это вы. Приятного аппетита.

И пригубив янтарную жидкость, принялся наблюдать с легкой, отеческой улыбкой, как жареная индейка с фаршированной щукой рвут на части Гостя. Кулебяка тащит в угол левую ногу —  любимое развлечение длинными зимними вечерами, а бурый питон —  связка крестьянской колбасы, неохотно расплетается с шеи гостя, вдохнув его последний, полный отчаяния, выдох.

Дело сделано.

Стряхнув с белоснежной манишки россыпь красных капелек, с раздражением ставит на стол высокий фужер с рубиновым напитком.

—  Ну, вот, хоть бы раз поесть не уделавшись!

С пустого стола на него с раздражением, в четыре глаза смотрит из чугунной сковороды все еще огрызающаяся яичница. Сухая корка черного хлеба на несвежей, в подозрительных пятнах,  скатерти подобралась в готовности сбежать в любую секунду. Стакан кислого вина, чудом отыскавшегося в холодильнике, покрывается мелкой рябью в предчувствии неизбежного. Он вытирает листочком, ободранным  с лысого настенного календаря,  желтое пятно на пропотевшей майке. Безуспешно. Пытается еще раз.  Черт! В стирку.  Берет почерневшую от старости вилку  и отхлебнув вина, скривившись идет на штурм угрюмо оскалившейся яичницы. Но, корка. Он совсем забыл о сухой корке. Запнувшись о нее, оскальзывается и начинает свой бесконечный полет вниз, в желтую, кипящую бездну отчаяния.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.