Свинтихвостка и Дара

— Давненько я танцами на льду не любовалась… Вздохнула Причальная Сойка по имени Свинтихвостка, глядя на переливающуюся из дзыника в дзыник Дару.

Уж если в чем Дару и нельзя было упрекнуть, то это в постоянстве. Дзыники искрились от удовольствия и пускали пузыри. Пузыри медленно улетали прочь, корча рожи Свинтихвостке, но ей это было все равно — она ждала, когда Даре надоест и она застынет, хоть и на минутку. Но разливанец был неутомим, и Дара резвилась не переставая. Свинтихвостка даже застонала всеми сочленениями: «Не, ну сколько можно ждать!»

Стон пронесся по всей округе. Он летел мрачным облаком,натыкаясь по дороге на пузыри в панике разбегающиеся во все стороны. Отрикошетив от очередного, задел по касательной Разливанца и тот, испугавшись вдруг, бросил Дару на произвол судьбы и ринулся наутек!

Утек был узким и Разливанец застрял в нем надолго. Даже зазимовать пришлось, пока вызванный на прочистку Плюмберанец не прибыл на своем драндулете с развесистыми усами.

Драндулет, кстати, подскользнувшись на застывшей Даре, шлепнулся на пузо и крутясь вокруг оси понесся к горизонту событий: там намечалась вечеринка до рассвета заката, на которую он не хотел опоздать.

Плюмберанец вежливо поклонился Свинтихвостке и осведомился всем своим видом,

— Ну, что будем прочищать на это раз?

— Там, за горизонтом событий, — откликнулась коверная Сойка двойным кликом с подтекстом, — есть чудесный, -э-э, затор, сказывали. Его и надо, того, — прочехвостить. И в хвост и в гриву! Чтобы знал свое место, а то вечно его искать приходится, мерзавца!

— Вах! — Обрадовался Плюмберанец, — Так вот он где на этот раз!

И ловко подхватив под ложноножку зазевавшегося Дзыника, ринулся вслед за своим изменщиком Драндулетом. Жарко нашептывая что-то рдеющему от такого перепада температур и раскрывающихся горизонтов Дзынику.

Сойка скрутила по быстренькому хвост и навернув полозья-самоскаты ринулась на замерзшую до горизонта Дару.

Она кружилась по Даре, выполняя фигуры лиссажу в трех-четырех измерениях разом, отчего у нее от восхищения отчаянно кружилась асимптота, не в силах удержатся на Сойкиных обводах. В конце концов несчастная асимптота сорвалась, таки, и улетела прочь, пробив изрядную дыру в горизонте, через которую на оторопевшую, уже от неожиданности, Дару повалил мусор.

— Сволочь! — Очнулась она, и заплескалась в гневе, — Да как ты посмел!

Сойка утеряв под собой опору провалилась в пучину отчаяния, отчаянно шепча что-то про любовь к зиме и твердой уверенности в завтра. Оброненный ею журнал регистраций был подхвачен Плюмберанцем, плюхнувшимся рядом с ней.

— Уф! — Крикнул он Сойке, — прочистил, таки!

Сойка из последних сил зацепилась за тридцать восьмое измерение, так кстати, открытое ею только что, и неимоверными усилиями принялась возвращаться к своим делам. Не на бездельника же, Плюмберанца ей оставить регистрацию редких разливанцев. А без них и Дара не сможет выполнять свои обязанности, да и дзыники, а уж… Эх…
А зима, что же, зима еще вернется…

2 Comments

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.