Пирог с рыбой и незваный кот

–  Ты кто? –  Дед Котлеткин смотрел на невозмутимую рыжую и совершенно наглую морду кота, восседавшего на табурете рядом с кухонным столом.

–  Не надо было окно открытым оставлять, –  брякнули настенные часы, нарисованные внучкой на обоях, –  не было бы у тебя и гостей названых.

–  Ну, так, мы гостям всегда рады, –  ответил часам Котлеткин, ставя сумки на стол. – Тем более что у меня для такого гостя и угощение есть подходящее. Я тут рыбный пирог собирался стряпать.

Кот одобрительно мяукнул и, соскочив с табурета, потерся о ногу Котлеткина.

–  Теперь у тебя еще больше гостей будет, –  включился в разговор репродуктор, обычно молчавший. Новости Деда не интересовали, а про погоду он и так все знал заранее. –  Небось, блох с него как… как… Кхм…

–  Что, разговаривать разучился? –  хихикнули Ходики, –  это все от бесполезности твоей. Висишь, место зря занимаешь. Лучше бы Дед картинку с лебедями на твое место повесил, все больше толку было бы, заодно и дырку в обоях прикрыл бы.

–  Лучше уж тогда обои сменить, –  буркнул репродуктор, –  заодно и от тебя, надоеды, избавились бы.

–  Тебя как зовут? –  спросил Котлеткин. –  Рыжий?

Кот осуждающе посмотрел на деда.

–  И ты туда же? Неужели нельзя хоть немного фантазии проявить, а то все — Серый, Рыжий. Скажи еще — серо-буро-малиновый в крапинку.

Дед почесал в затылке.

–  А и правда, глупо как-то выходит.

–  А ты его Медведем назови, –  хихикнул Репродуктор, –  может, он и превращаться умеет?

–  Это оборотни превращаются, –  скрипнули часы, –  а не медведи!

–  Эх, темнота некультурная, –  задребезжал в смешке Репродуктор, –  нам на курсах переквалификации рассказывали про Медведя, который умел превращаться. Там еще и Колдун был, он, собственно, и наколдовал, а потом они ра-аз, и в отель погибшего альпиниста попали, а там все еще хуже стало.                      — Ты только не перебивай, а то я собьюсь, –  предупредил Репродуктор, –  о чем это я? Ах, да! И тут они выходят в открытый космос, представляешь?

–  Кто, медведь с Колдуном? –  изумились Часы.

–  Да какой там медведь! Космонавт Кузя –  у него задание домашнее было: собрать гербарий из осенних метеоритов, ну вот он и пошел, а Космонавт Джон просто так пошел — ему скучно было на станции оставаться.

Дед Котлеткин закрывал пирог, защипывая края, а Медведь, то есть — Лис, доедал остатки рыбьего хвоста, щедро откромсанного едва ли не с середины рыбины, под гундение Репродуктора, который уже никто не слушал. Не потому, что не интересно, нет, наоборот — очень интересно, но дребезжащий диффузор и цепляющаяся за магнит катушка (результат падения) превращали рассказ в кучу едва понятных звуков. Котлеткин поставил пирог в духовку и приглушил репродуктор.

–  Ну что, дождешься Внучку? Она скоро должна придти. Может, даже сегодня, –  он вздохнул, –  да и пирог лучше есть в компании, а?

Лис осмотрел выделенную ему чашку, уже пустую, и кивнул.

–  Пожалуй, в следующий раз. Предавай ей привет. А я… Завтра загляну. Хорошо?

Котлеткин помахал вслед мелькнувшему в открытом окне рыжему хвосту.

–  Мы тебе пирога оставим, обещаю…

И вновь добавил звук репродуктору, уж больно интересно, чем там, у медведя, закончилось…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.