Ареал обитания

Сумастранский тигр Пентюх лапчатый любил свободу.  Свобода была, собственно не против, но не отвечала ему взаимностью.  «У тебя ареал обитания слишком узок, » —  так она ответила огорченному тигру,  — «нет тут места для свободы»

Пентюх подумал и пошел проверять свой ареал обитани…

— Эй, — спохватился он, — а… что такое — ареал?  Я себя уже трижды осмотрел — нет  у меня никакой… никакого ареала. Ни узкого, ни какого другого.

— У тебя даже ареала нет, — фыркнул, сидевший по своему обыкновению  на корточках, гриф СовершенноСекретно! — А туда же — свободу ему подавай. Ты еще равенства потребуй! — И захохотал, подлец, филином.

— Равенства мне не надо, — ответил  расстроенный Тигр, — Не с кем мне равняться.  Я тут один — одинешенек.

— Сирота, что ли?    — Поинтересовался Гриф, ловко закручивая самокрутку с непонятным зельем.  Тигр этим зельем тоже интересовался, но гриф ему не давал, ссылаясь на указ от какого-то числа, по Урунгчуйскому зоопарку, запрещающий кормить животных. Кто такой Урунгчуйский зоопарк, Гриф тоже объяснять отказывался: «придет время — узнаешь»

— Не знаю, — вздохнул Тигр, —  у меня и документов никаких нет, я тут так сразу весь появился.

— Дрянь — вопрос! — Воодушевился Гриф, — у меня все подшито, сейчас слетаю в архив и выясню.

А интересно, подумал Тигр, там,  в архиве, есть данные о моем ареале?  И осмотрелся еще раз. Но снова ничего не обнаружил, зато увидел оставленную грифом впопыхах  самокрутку. О. Подумал Тигр. О! А что если… И осмотревшись — не видит ли кто, чиркнул спичкой по коробку и, осторожно раскурив, затянулся пахнущим свежей ваксой и стираными портянками дымом.

Яркий свет пронизывал сомкнутые веки Тигра и вверчивался прямо в мозг, вызывая сильнейшую мигрень. По крайней мере, он так думал.  Что голова раскалывается на части именно от этого чертова света. Он попытался заслонить глаза рукой, но не смог ими пошевелить. «Что за…» —  попытался сказать изумленный Тигр. Но из разбитого в кровь рта лишь донеслось слабое мычание: «ы-ы».   Совершив неимоверное усилие, Тигр сумел приоткрыть, пусть и совсем немного,  глаза. Нет-нет! Оба ему сразу не удалось.  Только один… Немного.

За громоздким письменным столом(двухтумбовым, отчего-то всплыла у Тигра совершенно не нужная подробность. Всплыла из неведомых пучин и сгинула так же быстро как и появилась) сидел человек в пиджаке и писал что-то авторучкой с золотым пером. Свет от маленькой настольной лампы с жестяным абажуром, отражался от пера и разбегался по столу мелкими пятнышками.

— Зайчики, — неожиданно для себя произнес Тигр хриплым басом и смолк, потому что на продолжение фразы сил у него не было. Впрочем, и продолжения-то никакого не было. Так что Тигр затих, подергав скованными наручниками руками.

— А. — оторвался от своего занятия Человек. — Пришел в себя?

Тигр поерзал на стуле и утвердительно качнул головой, стараясь не разбудить поутихшую боль.

— Вот и славно, тогда продолжим! — обрадовался Человек, — будешь признавать или мне снова позвать нашего умельца?

Тигр задергался, вспомнив о боли. Неожиданно вспышка в голове, вовсе не вызванная светом едва теплившейся лампочки, высветила ему весь ужас его положения.  Ничего того, о чем его спрашивала череда людей, подобных тому, что сидел перед ним и с любопытством наблюдал за процессом происходившим у Тигра в голове, он не знал. Было только одно, смутно припоминаемое им слово, которое вырезывало едва заметный отклик. Слово было, как уже говорилось — странным и ни о чем не говорящем ему.

— Зайчики, — пробормотал он, — братья…

— Братья? — Переспросил Человек, — любопытно, крайне любопытно… А откуда у вас такие, извините, столь странные познания?

Тигр промолчал, ибо сказать ему было не чего, а врать он не хотел, зная, что после вранья всегда наступала расплата — боль. Но боль, пусть и привычная его спутница, отчего-то сегодня была ему сегодня совсем не интересна. Ему интересно было додумать мысль про братьев. И понять, откуда пришла сама такая мысль…

Двери распахнулись и два дюжих пристава(еще одно слово. И снова не понятно откуда оно взялось. ) схватили человека в пиджаке и поволокли на выход,  пыхтя и наподдавая ему на ходу под ребра.

— А… — промямлил изумленный Тигра, — А…

— Ничего. — Грустно заметил картавый голос из репродуктора висевшего на стене, —  Уже который экземпляр тестируем, а результат все тот же… Обязательно на чем-то да прокол. Этот даже пяти минут не продержался. На ручке с золотым пером спалился, паршивец А ведь предупреждаем — никакой отсебятины, никакой!

— А что есть такие, что и дольше? — Поинтересовался уже совсем пришедший в себя Тигр.

— Есть, как не быть,  некоторые годами… Вот сейчас тебя снова в кондицию приведем и нового претендента выпустим.

— Я, но… — воскликнул было Тигр, но в это время давешние приставы вернулись в зал и, не прекращая беседы, принялись колошматить бедного тигру.. Минут через пять голоса приставов стали отдаляться и он вырубился, услыхав напоследок: «воды плесни…»

Пентюх лапчатый отфыркивался, пытаясь прийти в себя, а рядом стоял гриф СовершенноСекретно! с синим пластмассовым ведром из которого он окатил Тигру.

— Ты, это, а? — пробормотал Тигр и потряс головой. В голове к его дикому изумлению  ничего не болело, а руки, то есть — лапы, были совершенно свободны.

— Я же тебе говорил, что не зря зелье не даю, там все строго. — Он подмигнул Тигре, — Ну,  как ты выдержал экзамен? Я уже со счета сбился на переэкзаменовках.

— Так я, — пробормотал Тигр, — я не сдавал…

— Как так? — Изумился Гриф, — все претенденты сдают. Или… — подхватив  расползающийся окурок принялся его рассматривать со всех сторон, — Так я и знал! Ты же его не с той стороны курить принялся, балбес! Там вообще гиблое дело… Да туда всех записывают и без подготовки, а ты ее не прошел! Многие так и мыкаются туда — сюда, а без подготовки…  А я вот виноват теперь.  Погоди, я же тебе не успел рассказать про архив! Я там такое накопал, слушай: Мы с тобой, оказывается — братья! Да — да!  Мы все происходим от… Ну, в общем, там не разборчиво, но мы с тобой… там в метриках чушь сплошная, конечно, я уже не говорю о личных делах — пришлось даже парочку подправить, чтобы не скомпрометировали. И вообще, давай раскурим еще по одной, а? Я как раз с собой принес, а уж раз ты все знаешь…

— Нет— нет, — Вздохнул совсем уже пришедший в себя Сумастранский Тигр Пентюх лапчатый, — я… Не курю, пожалуй. С меня хватит приключений.

Сумастранский Тигр Пентюх лапчатый сидел на берегу океана и смотрел на заходящее Солнце.  «Ареал, — думал он, — Какая чушь. И, кажется, я точно знаю на чем прокалывались те самые люди в пиджаках». Солнце подмигнуло Тигру зеленым лучом и тот вздохнув, заулыбался, глядя на приближающуюся к нему  Свободу. » И никакой не ареал» мелькнуло у него в голове.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.