Последний джоуль

Скрип двери привлек внимание старика. Легкое дуновение сквозняка, коснувшегося оголенных щиколоток, усилило ощущение опасности. Старик понизил подачу энергии в датчики кожи: сигнал принят, можно уже и не тратиться зря. Самое время уносить ноги подальше. Осталось подсчитать оптимальный маршрут. Точней, выбрать из уже просчитанных вариантов.

Переместившись в новую локацию, старик первым делом просчитывал пути отхода, высвободив на это дело немного энергии. Раздел мозга, занятый расчетами, работал неторопливо, зато потреблял во сто крат меньше пиковой нагрузки, на которую приходилось его выводить в экстренных случаях.

И пока старик осматривал, что и как его окружает и, как можно использовать отысканное, в фоне медленно но верно шли расчеты оптимальных с точки зрения безопасности и минимизации затрат энергии маршрутов. Один, два, пять. Хороший результат. Обычно получается не более двух — трех: он не может состязаться с молодыми и скакать горным козлом по руинам, его удел перемещаться со всей осторожностью из щели в щель, как таракану. Ему не нравится такое сравнение, но перед собой можно не красоваться и даже, увы, говорить правду.
С энергией беда. Он уже не помнил, когда в последний раз удавалось отыскать целую, не разряженную батарею. Обычно ему доставались едва дышащие отбросы, равнодушно выкинутые молодыми и сильными конкурентами. Найденное едва способно отдать джоуль другой, но и несколько секунд для его потрепанных длинной жизнью частей — уже что-то.

План отхода выбран. Номер три, если это важно. Третий  — подразумевал отход в тень старого шкафа с последующим растворением в его чреве. При обсчете путей, старик принял во внимание, что операция будет слишком дорогой: для восстановления придется потратить почти все имеющиеся запасы энергии, но выхода не было — иначе он застрянет тут окончательно и тогда смерть или что там его ждет, неизбежна. Даже для приведения себя в минимально приемлемое состояние ему придется провести в укрытии огромное количество времени.  Но к этому не привыкать: он уже несколько раз попадал в подобные передряги и все еще цел. Пусть и не совсем.
Планы номер один и два были менее затратными, но они для случая появления угрозы со стороны равнодушно распахнутой пасти окна, с торчащими вкривь и вкось грязными зубами-осколками стекла. Отличные были планы, с минимальными затратами и… Старик стер их не без сожаления.
Перемещение в тень удалось. Он почти не потревожил пыль на полу. Легкий ветерок из приоткрывшейся двери деловито хозяйничал в помещении. Надо было подтянуть носки, мелькнуло у старика в голове, но он тут же отмахнулся от глупой идеи. Потери от открытого участка кожи в десяток квадратных сантиметров, были меньше затрат по их изоляции. Во много раз. Ветерок взвихрил пыль на полу, но разочаровавшись, бросил его на произвол судьбы. Старик видел из своего укрытия, как рассыпавшаяся пыль окончательно скрыла следы его пребывания.
Можно выходить? Нет. Следы на полу, это еще не все. Есть и другие: электромагнитные, как бы он не пытался их скрыть, низкочастотные — дыхание, пусть и редкое, было ему все еще присуще.
Старик держался за дыхание, как за последнюю соломинку. Пока я дышу, решил он когда-то, я все еще жив. Точка. Сейчас же он ругал себя за такое малодушие: дыхание выдавало его больше всего, а пользы не приносило никакой, отнимая у него драгоценные микроджоули на пустую, собственно, забаву.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.