Дом

— Свет! — Скомандовал с порога Антон, вернувшийся со светского раута далеко за полночь. Настроение у него было великолепным. Его ничто не могло испортить, ведь сегодня он получил то, о чем так долго мечтал — внимание самой красивой девушки на свете. — Свет, — несколько удивившись повторил он.
Ничего не произошло. Сняв лайковые перчатки, Антон нащупал выключатель на стене и пощелкал им. Никакого результата.
— Свет… Дом, я ничего не вижу, — сказал он примирительно, снимая шляпу и пытаясь нащупать на стене вешалку сделанную из его охотничьего трофея — развесистых оленьих рогов.
— Очки на тумбочке в спальне, — отозвался кто-то невидимый.
— Зачем мне очки если света нет?
— Чтобы видеть, очевидно же. У тебя зрение ни к черту, пора к врачу. Я тебя записываю на завтра в девять тридцать.
— Темно. — Насколько можно более кротко сказал Антон. — Света нет. В видимом мною диапазоне. Мне нужно повесить пальто и шляпу.
— Ах да, свет! — Откликнулся тот же голос.
— Это вы мне? — прозвучало сверху.
— Или нам? — Прозвучало откуда-то сбоку.
— Свет, — вздохнул Антон, — желательно — дневной…
— Сейчас ночь, я хоть откроюсь, хоть закроюсь — результат один и тот же. Если вы только с солнцем не договоритесь. — вступили в разговор шторы. — Надеюсь оно на том же протоколе сидит?
— Я мог бы конечно зажечься… — Сказал голос сверху, — но не уверен, что это обращение ко мне.
— Ну не ко мне же, — вступил в разговор еще один голос, — я не дневного света. И вообще, я в туалетной комнате служу.
— Дом! — возопил расстроенный Антон, — Пусть уже хоть кто-то включится, я не хочу пробираться по дому на ощупь!
— А, ты об этом… А я думал, что тебя не устраивает очередь к врачу.
— Ты меня еще к психиатру запиши! — Рявкнул вконец расстроенный Антон.
— К участковому? — Уточнил дом, — у него на месяц вперед все расписано, могу только к…
— У-у! — Взвыл Антон и Дом удивленно замолк на полуслове, — Мне нужен — свет! Любой!
Вспыхнули все лампочки сразу.
— А-а-а! Зачем же так! Я же ни черта не вижу!
Свет разом потух.
— Да что же это такое… — пробормотал Антон и, вздохнув поглубже, отправился внутрь, держась за стенку, которая по его расчетам сейчас должна закончится и… Падение было стремительным и весьма болезненным. Споткнувшись о невесть откуда взявшееся на его пути препятствие, Антон упал на что-то, что едва ли можно было считать мягким. Фетровая шляпа вырвалась из рук и укатилась в кромешную тьму.
— Шсто эсо… — пробормотал он, пытаясь встать.
— Это я, — пропищал тихий голос и что-то потыкалось в его пятки, — пылесос…
— Мы думали — это будет смешно. — Вздохнул Дом, — Ты постоянно грустный в последнее время, а чтобы ты не пострадал, постелили новый коврик. Его стоимость уже списали с твоего счета на электричество.
— Больно… — Прошептал Антон трогая разбитую губу и спохватившись воскликнул, — не надо врача! Я сам. Свет… Нет, верхний свет в комнате.
— Да, это я, — отозвался голос сверху, — чем могу быть полезен?
— Включить! Свет!
— Ну, раз ты сам, — проворчал Дом, — то я отменяю очередь к хирургу и стоматологу. Хотя — жаль, у тебя как раз в расписании окно.
Антон прошел к письменному столу заваленному приборами, инструментами, обрывками проводов и другим хламом.
— Паяльник снова остался включенным. — Сухо отчитал его Дом. — Но розетка в которую он воткнут недоступна, поэтому пришлось вызвать манипулятор из кладовой и он, к сожалению, раздавил его. Вместо того, чтобы выключить. Счет за ремонт манипулятора уже готов.
— А деньги?
— Могу помочь в экономии.
— Как?
— Можно оптимизировать список заказов продуктов. Вместо виски «Джек Дениэлз», к примеру, можно заказать водку «Александр». Цена в пять раз меньше, а физиологический эффект — согласно статьям в медицинском спра…
— Сам пей ее, — Оборвал его Антон, — Пусть у тебя будет эффект от “Александра”, я же хочу от бурбона.
— Есть и бурбоны…
— Отключу. — Оборвал Антон.
Дом затих. Пылесос с деланным энтузиазмом пытался втянуть в себя остатки паяльника.
— Не получится, — прервал молчание Дом.
— А? — оторвался Антон от созерцания нанесенного манипулятором ущерба. Пнув пылесос, отобрал у него паяльник и спросил, едва сдерживаясь:
— Это еще почему?
— Все на мне замкнуто. Ты даже в туалет не сможешь сходить. Дверью я управляю. Сам же хотел, чтобы дверь блокировалась на время уборки и освежения. Так вот, она заблокирована.
Антон немедленно ощутил позыв сбегать в туалет и… Он еще не решил, что хочет больше, но ему срочно, срочно! Срочно надо было в запертый туалет.
— Открой немедля! — завопил он.
— Не могу, — возразил Дом, — Там еще не убрано.
— Я там не был со вчерашнего дня, как он может быть не убран?
— Ну, мало ли… Уровень микробов на сиденье остался повышенным. Видать, нужно сменить чистящие средства. Вот, заказал новые — завтра будут.
— И что — до завтра я не смогу… Ты что, издеваешься?
— Нельзя. Вероятность инфекции высока. И потом, в супермаркете через дорогу есть бесплатный туалет — я проверил по справочнику. Можешь ходить туда, пока в нашем не станет безопасно.
— Я сейчас пописаю в углу.
— Нет! Только не это! Наш пылесос не справится с подобным загрязнением. Правда, пылесос?
— Я не знаю… Еще ни разу не пытался. Технически…
— Дверь.
— А я то тут при чем? — Спросила дверь, — я убирать не приспособлена.
— Отпереть замок. Я пошел в супермаркет.
— Не могу, мне Дом не позволяет. Говорит — там уже закрыто. До утра.
— Я сейчас отыщу, куда запихал твои мозги и разобью их кувалдой. — сказал Антон. — Или еще чем, на твой выбор. Ну, чего замолчал — выбирай!
— Я открою туалет, но только после того, как ты подпишешь «отказ от преследования», составление которого только что закончил наш юрист. Оплата его услуг проведена со счета на уборку. Вот договор.
Из принтера выскользнул листок бумаги. Антон схватил его и демонстративно смяв, сунул в карман.
— Вот! Наверняка там бумаги нет.
— Это ничего не значит, — известил его дом, — юрист сказал, что раз ты его держал в руках, то считается, что ты уведомлен о последствия. Оплата за консультацию выполнена со счета за уборку лестничной площадки. С надбавкой за срочность и неурочное время.
Антон осмотрел стол в поисках тяжелого. Лучше всего для этой цели подходил ламповый приемник, его первое в жизни творение, стоявший на полке над столом, но его ему было жаль. Хотя он никогда так и не заработал, но это было первое сделанное своими руками, что он воткнул в розетку. Да, тогда вылетел электричество во всем доме, но это его не смутило. Нет, самым первым, конечно же, был кусок алюминиевого провода, который он запихал двумя концами в розетку. Тогда эффект был еще круче: проводка от розетки расплавилась и стекла ручейком по стене. Но проволоку он не делал, а нашел на улице.
Схватив отвертку Антон принялся думать, что бы ему еще сотворить с проклятым домом, чтобы жизнь в нем могла бы быть стать хотя бы минимально возможной. Не найдя ничего подходящего, он в задумчивости поковырял отверткой дырку, прожженную им в клеенчатой поверхности стола.
— Дом.
— Да, хозяин.
— Баланс.
— Который из них?
— Все сразу. И ничего не пропускай.
— Ноль.
— Что — ноль?
— По всем счетам — ноль. Я же предупреждал, что поступлений нет.
— Как нет? Я же… работаю. Кажется.
— Банк отказал в предоставлении кредита.
— Когда?
— Только что. Сказал, что прошлый не погашен.
— Я чего-нибудь продам…
— На такие дома спроса совсем нет, — вздохнул Дом, — а кроме меня у тебя ничего ценного и нет.
— Я даже знаю почему, — проворчал Антон. — что делать?
— Минимизировать расходы. Избавляться от лишнего.
— Давай продадим… Эй, а почему свет погас?
— Началось сокращение поставок электричества. Я вынужден отключать не самое нужное.
— Но я без света не могу.
— Я разблокировал двери в туалет. И отменил заказ на туалетную бумагу на следующей неделе.
— Но, как же все остальное?
— Дверь ты сможешь отпирать ключом. Он приклеен скотчем к столешнице снизу. Холодильник подключен к независимой розетке, еды еще…
— Дом. Эй, Дом? Ты почему затих?
Антон пощелкал выключателем, лампочка так и не зажглась. Он прошел на ощупь к окну и распахнул плотные шторы. Свет уличного фонаря осветил его комнату с захламленным столом и вечно незаправленной кроватью. Бутылка дешевого виски стояла на полке рядом с шасси приемника, так и не завершенного им, и библиотечной книжкой какого-то В. Бавиана про пену, взятую им, для подготовки к экзамену «малые очистные сооружения», но так и не прочитанную. Темной жидкости в бутылке было на два пальца. Антон вздохнул, и заранее сморщившись, отхлебнул. И тут же выплюнул, вспомнив, что в бутылке чернила, которыми он иногда рисовал на линованной бумаге — другой у него не водилось. На столе лежал распечатанный конверт. Содержимое письма Антон знал наизусть. Первые слова в нем были «Прости, но…»

Осмотревшись, Антон подошел к холодильнику.
— Ну, что, брат, — сказал он, глядя в пустое нутро холодильника, — и у тебя живот подвело?
Допотопный холодильник равнодушно бурчал двигателем.
— Молчишь? Тоже хорошо.
Отломав кусок наледи, Антон приложил ее ко лбу.
Дом жил своей жизнью. Снизу до него доносился храп соседки — могучей старухи, с которой он изредка сталкивался на лестнице. Старуха не одобряла абсолютно все на свете, и еще что-то сверх этого; этажом выше который день разнашивали туфли на каблуках; слева, увлеченно пилили. «В такое время?» Антон равнодушно попытался припомнить, когда в последний раз он не слышал въедливого вжиканья, но не вспомнив, упал лицом на подушку и зажмурил глаза.
Отчистить зубы от чернил ему так до конца и не удалось. Даже зубным порошком, выглядевшим серым в утреннем свете, нехотя вползавшем в пыльное окно ванной комнаты. “Буду меньше улыбаться”, — решил он и тут же потренировался перед зеркалом. Результаты его разочаровали.
Отыскав в холодильнике вмерзшую сардельку обрадовался и, выковыряв, прям так и поджарил на сковороде, не размораживая. Сверху сарделька сгорела и полопалась, а внутри осталась ледяной. “Надо будет занять до получки”, — подумал он хрустя льдинкой. Перебрал всех, у кого еще не занимал. Таких не нашлось. Антон пожаловался дому:
— Никого нет. Даже поговорить. Да хотя бы и поругаться!
Дом не ответил.
— Пора на работу, — объявил Антон и подмигнул угрюмому приемнику на полке:
— Вернусь — разберу тебя, пожалуй. Мне очень понадобятся некоторые детали. И да — у меня есть замечательная идея! Я уже все обдумал. Зануда будет, конечно, первостатейная, но… умный дом — отличная идея! Надо только сделать его не очень умным, а то будет задаваться и с советами лезть. У меня где-то старая радиоточка валялась без дела — будет через нее говорить. Да еще и проводка кажется, все еще на месте.
И Антон выскочил за дверь, прихватив, передник, метлу и рукавицы, но так и не выключив паяльник, лежавший на баночки из под монпансье с остатками припоя. У него сегодня две улицы и старый рынок — времени обдумать все детали проекта будет предостаточно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.