Игра

— Черт бы тебя побрал, — Проворчал Кирилл, высокий мужчина в очках с толстыми стёклами и изрядной плешью на макушке, без особого успеха прикрытой остатками пышной некогда-то шевелюры. И отмахнувшись от мухи, швырнул в сердцах папку на тумбочку.

— А я что, я же говорил, что только на автомате умею…

Рыжий Константин присел на краешек свободной кровати и покраснел. «Не надоел же ему за три месяца этот идиотский трюк, — зло подумал Кирилл, — хоть бы чего нового выдумал. Нет, решено — уволю. Как вернёмся — сразу же напишу приказ, и плевать, чей он там племянник!»

— Ну, так это, успеем, — примирительно сказал Николай, устраиваясь поудобнее на отчаянно заскрипевшей под его грузным телом кровати. — Наш доклад, это, завтра только. Подготовимся получше. Ты ещё сможешь отрепетировать. А может я прочту? — и поскреб, спрятавшийся в бороде, не сильно мужественный подбородок.

— Подготовимся, как же! — Гладко выбритое лицо Кирилла покраснело не хуже чем у Константина. — Из-за этой подготовки и пустили идио… балбеса за руль!

— Надо было, это, на поезде ехать. — Николай явно не страдал от неожиданной остановки в пути. Для защиты кандидатской ему не хватало доклада на конференции, но и в этот раз доклад ему не светил. Четвертое место в списке авторов. Глаза его бегали по гостиничному номеру. Старые занавески с невнятным рисунком, стол у пыльного окна, четыре кровати с панцирными сетками. Идиллия сельской гостиницы. — Сергей, — оторвался он от созерцания мухи накручивающей круги вокруг лампочки, без особого энтузиазма освещавшей номер, — карты?

Сергей, крупный мужчина в клетчатой рубашке и тремя авторучками в нагрудном кармане, хмыкнул и, сверкнув очками, достал из кейса колоду карт.

— Поезд же ночью, а мы бы за пару часов, ну, успели… бы, — промямлил Константин, решивший для разнообразия не краснеть.

Сергей деловито выволок из папки с большой, красивой надписью на обложке: «Перспективные методы борьбы с засолением почв в условиях избытка влажности» чистый лист и, не слушая вялого ворчания Кирилла, уставился на Николая.

— На четверых рисуй, — махнул тот рукой, — эй, балбес, как на счёт префа?

Константин пожал плечами, мол, да кто не играет-то?

Игра шла вяло. Константин потихоньку забирался в гору, сливая раздачу за раздачей, но это никого не радовало — играл он откровенно плохо, а обирать лопуха, пусть и коллегу — невелика доблесть. Играли без ограничения времени. Пока не надоест. Кроме преферанса заняться, собственно, было не чем.

Кирилл щелчком вышиб окурок сигареты в темноту за распахнутым окном.

— Попал? — осведомился Николай, записывая висты.

— В кого?

— Ну, в муху. — Хихикнул Николай.

— Остряк-самоучка, ты лучше скажи, когда механик сказал, будет готова машина?

— Так утром. — Оживился Константин, — он же, того, запчасть, заказал — привезут утром, да.

— Ты давай сдавай, запчасть, — скривился Николай, — и вообще, — он смял пустую пачку, — у нас уже курево закончилось, ты на раздаче — вот и иди за сигаретами.

— А где я, в такое время-то? — Константин перестал тасовать карты, — Ведь, закрыто все.

— Бычки посшибай. — Хихикнул Николай, — Что, в общаге не отправляли бычки собирать? Я возле крыльца видел. Жирные такие.

— Я тебе соберу! — Кирилл показал Николаю кулак, и, записав игру, кинул ручку на стол, — Найди нормальное курево, не слушай этого орла.

— И коньяк, — Добавил Николай.

— Какой ещё коньяк?

— Ну, это, игра веселей пойдёт, — Николай вздохнул, — ну, это, может быть.

— Чего сидишь? — Заговорил Сергей.

И Константин понял, что на поиски курева и ещё чего-нибудь такого его посылают не в шутку, и, раздав карты, встал и, пробормотав:

— Ну, я, как бы, пошёл, да? — двинулся к двери.

— Минералки принеси, — сказал ему в сгорбленную спину Кирилл, — тут вода, что в кране, что в графине — сплошная хлорка. Как они её пьют? Ей же умываться и то невозможно — глаза щиплет от одного только запаха.

Игра без Константина пошла намного лучше. Сергей с Кириллом оставили Николая «без одной» на твёрдом, по его мнению, девятерике.

— Черт, — буркнул Кирилл. — Пошли дурака богу молиться. Ну и где он? Надеюсь, не придётся его искать.

— Может, выйдем на улицу? — Николай посмотрел на товарищей, — Свежим воздухом, это, подышим, а?

— Бычки, — снова подал голос Сергей.

Время шло, Константин не возвращался. Николай улёгся на застонавшую под ним кровать и снова уставился на лампочку. Мух уже было две. Николай принялся делать ставки на заезд, ставя в основном, на первую муху. Кирилл, поглядывая на часы, перебирал листочки доклада. За окном верещали цикады, оттеняя общее настроение.

— Вот! — Ворвался в комнату сияющий Константин, — все нашёл!

Он шлёпнул на стол пачку махорки и поставил рядом с пулькой алюминиевый бидончик литра на три.

— Квас! Самое-то в такое время. — Известил он, радостно смотря в глаза Кириллу.

— Продолжим, что ли? — Николай, встав с кровати, буркнул, — убери.

Сникший Константин переставил бидончик на тумбочку к графину и сел за стол.

— Черт, уши в трубочку свёртываются, — бросил на стол карты Николай, — Пасс. Может, это, и правда махры завернуть?

— Бумаги не дам. — Твердо сказал Кирилл. — Семь первых.

— Без козырей! — Объявил Константин, — Карта пошла, — объяснил он, хотя его никто и не спрашивал.

Доторговались до девяти и Константин сыграл, как по нотам, не отдав даже одного виста.

Дальше игра шла странно. Константин раз за разом выигрывал. Все подряд. Самые немыслимые раздачи. И лишь изредка, как бы спохватившись, сливал в простейших случаях, где даже зелёный новичок был бы на высоте.

— Да в тебя, что — черт вселился, что ли? Так не бывает! — произнёс, схлопотавший шесть взяток на железном мизере, Сергей, и все с изумлением уставились на него. Предложение такой длинны, от него слышали в последний раз на защите кандидатской, да и то он читал по бумажке.

Вечно горбившийся Константин, совершено неожиданно распрямился и, откинувшись на спинку стула, улыбнулся немыслимо ослепительной улыбкой.

— Хм, интересно, на чем я прокололся-то, а?

И на глазах у онемевших сотрудников, вынул из воздуха зажжённую сигарету, затянулся и выпустил череду колечек. Колечки немедленно сплелись в олимпийский символ. Символ медленно поплыл в сторону окна. За ним, как прикованные, последовали взгляды присутствующих. Олимпийские кольца растворились в темноте, и все судорожно выдохнули.

— Вы дышите, дышите, — Ласково сказал Константин, непонятно как оказавшийся у тумбочки с графином и все поняли, что и правда, не дышали все это время. — Коньячку?

Николай мотнул головой и Константин, подойдя к столу с графином, плеснул ему в несвежий стакан жидкости из графина.

— Не пей! — Переборол морок Кирилл, — там отрава!

— К… коньяк, — возразил Николай, понюхав, и осторожно отпил. — Точно — коньяк…

— Но… как же, — Кирилл принюхался к запаху жидкости в стакане Николая, но, не поняв, мотнул головой — мне тоже налей. Константин щедро налил ему пол стакана янтарной жидкости. — Но ведь я… ресницы опадали от той вони, а…, — и он тоже отхлебнул.

— Не «Камю Джубили», конечно, — объяснил Константин, наливая Сергею, — в это время хорошие бутики ещё не открыты, пришлось довольствоваться Хэрродсом.

Сергей судорожно глотнул коньяк из немытого стакана и, поперхнувшись, закашлялся.

— Ничего, — утешил его Константин, — мы как-то «Курвуазье» с достопочтенными джентльменами на одном из пляжей большого студенческого города, из плохо вымытой баночки из-под майонеза пили. Одной на всех. Вот это был странный опыт, а тут… — Он махнул рукой, — кто у нас на раздаче? Чего вы притихли-то?

— Фокус, — сказал Сергей. — Рукава.

Николай с удивлением посмотрел на него,

— Какие рукава?

— Это же майка, какие рукава? — поддержал его Кирилл.

— Фокус, — упрямился Сергей.

— Что вы! — Удивился Константин, и за окном зажглось Солнце, повеяло морским ветром и на пальме у окна появился большой кокос. На самом горизонте, плавящемся от жары, белел одинокий парус. Константин пожал плечами и срезал стационарной гильотинкой кончик невесть откуда взявшейся сигары, тут же самостоятельно раскурившейся. — Извините, — добавил он, глядя на окаменевших товарищей, — не всегда удаётся контролировать эмоции. Чертовски в отпуск хочется в это время суток. И,  с извиняющейся улыбкой,  выпустил  клуб ароматного дыма.

За окном снова заверещали цикады и из темноты потянуло привычным уже запахом удобрений с полей.

— Я… Вы… — Промямлил Николай, — Вы…

— Лучше на «ты», — лучезарно улыбнулся Константин, — мы же коллеги. Коллеги, не правда ли? — Он отложил сигару и внимательно посмотрел на бешено кивающих коллег, — Ну вот и здорово. Да, я ещё лаборант, но нас ждёт долгий и плодотворный путь сотрудничества, да?

Кирилл отчаянно закивал головой и пролил коньяк на пульку.

— Ой, какая незадача, — огорчился Константин, — а мы новую распишем, правда?

— Черт с ней, ой, извини… те, — засуетился Николай, — сейчас!

Сергей нарисовал новую пульку, но игра шла плохо. У всех росла гора, и лишь Константин выигрывал раз за разом. Впрочем, никто уже и не сопротивлялся неизбежному.

На столе лежала пара пачек странных сигарет, которых никто из присутствующих никогда раньше не видел и дешёвая одноразовая зажигалка. Ни сигары, ни гильотинки видно не было. О них напоминал лишь легкий сигарный запах.

— Да вы не стесняйтесь, — сказал Константин, — если надо будет — я ещё принесу. У меня там неограниченная кредитная линия.

— Я… мы, — решился Кирилл, — но… как?

— Пусть это останется моей маленькой тайной, хорошо? — Все закивали, подтверждая.

Все кроме затаившегося пару последних кругов Сергея. Он внимательно следил за Константином, отставив стакан с коньяком в сторону.

— Фокус. — Сказал Сергей. — Рукав.

— Дались тебе рукава, — Кирилл скривился, подавая знаки Николаю, сидевшему рядом с Сергеем: «уйми его!» и отхлебнул из стакана, мечтая о корвалоле.

— Он коньяк в графин налил из бидончика, — снова сказал Сергей.

Константин внимательно посмотрел на Сергея и рассмеялся:

— Браво! Ты меня раскрыл.

— А как же… — растерянно спросил Кирилл, — Ну, солнце и все такое…

Сергей махнул рукой, а Константин смущённо улыбнулся:

— Я думал, это развеет скуку, ну и… сбегал за реквизитом.

— Чтоб тебя… — прохрипел Кирилл, — я думал, что Директор про твои дикие фокусы в переносном смысле… Чтоб тебя! Чтоб…

И он, выпив все, что у него было в стакане залпом, махнул рукой и, пробормотав ни к кому не обращаясь: «идиот», лёг на кровать лицом к стенке.

— Ну, ты даёшь, — Николай покачал головой, — а я ещё удивлялся, зачем тебе такой здоровенный чемодан на два дня?

— Привычка, — потупился Константин. — Третья муха — кстати, новичок, рекомендую — гарантированная победа.

— А как ты… — Выпучил было глаза Николай, но спохватившись, махнул рукой, — Да ну тебя.

Сергей писал что-то на листочках бумаги добытых из папки с докладом, периодически меняя ручки. Константин сидел у окна. Вокруг него кружила парочка мух, но не садились, соблюдая дистанцию.

— Утро. — Возвестил Константин, — Смотрите — Солнце!Это, настоящее, — спохватился он.

Солнце, выглянувшее из-за горизонта, высветила окно гостиницы, стоявшей на краю посёлка, в двух шагах от пустынного ещё шоссе. В ярком утреннем свете, шевелюра Константина полыхнула степным пожаром, и Кирилл явственно увидел выглянувшие из огня два аккуратных рожка.

— А-а-а…, — начал было он, побледнев как смерть.

Все с удивлением посмотрели на него, а Константин, недоуменно провёл ладонью по голове, приглаживая шевелюру.

— П… показалось, — пробормотал Кирилл, смахивая пот со лба, и все вздохнули с облегчением. — П… пора собираться в дорогу. Н…николай, ты будешь читать д… доклад.

Николай подмигнул Константину, но тот, пожав плечами, равнодушно отвернулся.

Стайка мух деловито облетела валявшиеся под окном гостиницы маленькие бутафорские рожки с этикеткой «Harrods», и полетела вслед за ушедшими.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.