Записи nektototam

Пишу слова. В строчку. Пока есть место.
  1. Написал еще один рассказик с переводом на немецкий.
  2. Учеба идет ни шатко ни валко. Никак не могу принудить себя к активным упражнениям на свежем воздухе. В смысле, к активным упражнениям на немецком языке.
  3. Чем дальше, тем больше занятий наваливается и все они все более неотложные и все более важные.
  4. Надо включить поддержку испанского в расписание, раз уж в нем и так места нет…

Нектототам сферический, бумерангом по голове и с Dumme Frage по самое немогу.

  1. Заварил свежего чая, нацепил наушники и приготовился смотреть какую-то хренотень на Ютюбе. Поднес к губам чай, примерился, попытался отхлебнуть — ужасно горячий, как и положено. В этот момент котяра решил, что самое время взгромоздиться мне на колени. И правда, чего они просто так пустые простаивают? Запутался в проводах от наушников, дернулся удирая. Пол кружки кипятка на моем пузе. Замазал всем, чем смог. Котяра щерится по углам, и хотя его никто не ругал — морда крайне виноватая. Это было вчера, на самом деле.
  2. Написал второй рассказик на немецком. Точнее, я пишу сначала на русском. Потом, в гуглтранслейте, пишу его на немецком с переводом на английский. Делаю несколько итераций и получаю почти приличный текст. Нюансов он, разумеется, не передает, но смысл вполне можно уловить. Ну и упражнение вполне ничего себе так.
  3. На последнем занятии с преподавателем на меня напал ступор. И вырвал мне язык, сука!
  4. Разное.

Нектототам сферический, умляутом по голове ударенный. утружденец по воскресеньям.

сегодняшности

  1. Написал первый рассказ для перевода на немецкий. Наверняка смысл не удастся передать, но начинать с чего-то надо. На русском такие сказки буду писать по несколько штук в неделю, а переводить на немецкий, в учебных целях, по одному — два.
  2. Учеба переходит в активную фазу. Не знаю за что вперед хвататься. Сегодня буду наводить порядок в расписаниях.
  3. Разное. Ибо нахожусь в абсолютном цейтноте.

Нектототам нервический, делами по горло, заботами по маковку. Черти что в халате по утрам.

Посмотрел на «Нетфликсе» сериал «Giri/Haji». Я его в свое время пропустил, посчитав, что это очередной индийский сериал с песнями, плясками и прыжками на батуте. А нет, оказывается, это, типа, фильм Гая Ричи, только вместо любимой им русской мафии, там якудза. И фильм растянут на восемь часов. Причем, экшена в нем столько, сколько у Ричи в одном фильме. А то и меньше. Но он точно завораживает. И не в последнюю очередь офигенно красивыми съемками в Японии и Лондоне. И прекрасной актерской работой. Тем, что в нем нет ни одного персонажа, который являлся бы тем, кем кажется. И уж точно в нем нет ни одного черно-белого персонажа. Все оттенки дерьмовости человеческой натуры тщательно исследуются. И нельзя доверять ничему и никому. Особенно — себе и своим суждениям.

  1. За вчерашний день трижды отобедал. Сначала сам по себе. Потом с мамой и дочерью, и уже вечером, на излете дня, с женой, сыном и внуками. Было полнительно.
  2. Жизнь снова входит в свои берега: я на работе и работаю, параллельно вынашивая планы на новые дела. Планов, как всегда — громадья, да вот как бы исхитриться их выполнить. Хотя бы частично.
  3. Завис, думая, о чем еще стоит упомянуть.
  4. Отвис — упомяну о погоде: вчера впервые лет за десять на мой день рождения было солнечно и тепло. А ведь раньше это было из года в год, как на заказ.
  5. С появлением смартфонов жизнь становится все более беспощадной к тебе. Теперь, к примеру, обилие умолкших номеров, наглядно показывает твою востребованность среди знакомых, уверявших тебя еще совсем недавно в вечной дружбе. Хорошо, что я интроверт и это меня лишь забавляет.

Нектототам сферический, с медным тазом на голове и виртуальным копьем подмышкой. Идальго по средам.

  1. Теперь я сертифицированный пенсионер. По российской версии. Пришла первая пенсия. Не думал, что буду расстроен до такой степени. Пенсии как раз хватит, чтобы пару порций мороженного внукам купить. Теперь я точно знаю, как выглядит социальная справедливость. Хорошо, что по израильской версии мне еще работать лет шесть еще.
  2. Хотел написать сказку, а все руки не доходят. Но вот сегодня приступил, глядишь до завтра закончу.
  3. Работа над программой идет. Правда, ни шатко ни валко. Надо бы активизироваться, а то через пару недель я начинаю учавствовать в интенсивном курсе «Language with joy/Быстрое вхождение в разговорную практику». Курс займет три месяца. А дальше посмотрим.
  4. Разное.

Нектототам сферический, узлами наружу, ребрами наперекосяк. Сединой в недостающее ребро.

Про Кино

Смотрел сегодня очередной недельный обзор фильмов на «Серебряном Дожде» и огорчился. Долин сказал буквально следующее про «Солярис»: «Тарковский с Лемом вдрызг разругались из-за этого фильма: Тарковский снимал фильм о земных проблемах, о взаимоотношениях гг с отцом, об отношениях с женой и т.д, а Лема интересовал только космос». И вот именно тут мне стало обидно. Причем, и за Лема и за Тарковского.

Лем написал очередную книгу о невозможности понять другой разум, о невозможности контакта. У него почти все романы именно об этом. Герои «Непобедимого», «Эдема», «Соляриса» сталкиваются с иным разумом и не могут понять его поступки, мотивацию. Разве что в самых общих чертах, да и то еще бабушка надвое сказала — понимают ли. И инопланетные ребята понимают землян точно так же, то есть — никак. «Солярис» именно об этом и он наиболее четко доказывает эту идею. Земляне не понимают Океан, а Океан не в состоянии понять людей. Именно в попытке понять этих мушек-дрозофил, прилетевших к нему в гости, он создает «гостей», чтобы попытаться смоделировать ситуацию и разобраться. Гости, правда, у него выходят куклами, запрограммированными на некоторые эмоциональные реакции. Океан — сверхразум, которому доступно управление временем и пространством, в конце концов отказывается от попытки понять человека, отказывается от контакта. Но это только метафора. Действие с таким же успехом могло бы происходить на какаом нибудь курорте, к примеру. На самом же деле Лем исследовал человеческое одиночество и непонимания друг друга. Даже у близких людей. У него все герои одиноки. А уж в «Солярисе» все вообще пропитано одиночеством и полным непониманием всех всеми. Собственно, от непонимания покончила жизнь Хари, это проговорено в книге довольно явно. Да и на станции все сами по себе. Вот и вся история, которую рассказал Лем. Совершенно земная история в модных в то время космических интерьерах. Да и на фантастику тогда цензура внимание особо не обращала. А Лем жил в советской Польше, со всеми вытекающими из этого последствиями.

У Тарковского же фильм о богоискательстве. Океан у него — высшее создание, пытающееся играть с людьми как с шахматными фигурками. И в конце концов Крис, понимает это и отказывается от бессмысленного богоборчества. А финал — сцена «Возвращение Блудного Сына» на острове, созданном океаном и вовсе говорит сама за себя.

Вот такие вот вещи, да. Ничего общего, кроме внешней оболочки. А содержание — два непересекающихся мира.

И при этом и то и другое произведение — шедевр.

Такие дела.