Записи nektototam

Пишу слова. В строчку. Пока есть место.

Ницше

Читаю «Так Говорил Заратустра». Впечатление жуткое. Если читать не размышляя над прочитанным: тяжелый бред сумасшедшего. Если задуматься — реально самому оказаться сумасшедшим. Квинтэссенция философии, однако. Как говорил сам Ницше: «В одном моем предложении больше смысла чем у других в целой книге»

  1. Убедился окончательно в том, что чтение, как топливо для мышления, у людей пропал почти совсем. Люди ищут лишь подтверждение собственным мыслям. Сопереживание. Эмоциональное. А если не находят, то и прочитанное не стоит и ломаного гроша.
  2. Конечно, если тебя игнорят по этому поводу, это не повод для гордости или досады. Скорее всего, ты еще и не умеешь внятно выражать свои мысли. Так, чтобы они, будучи идеально отточенными, проникали в мозг, не задерживаясь на распознавательном уровне. Но тут уж талант или огромный объем работы нужен.
  3. И пишут в основном так же. Что любопытно, искренность не считывается совсем. Точней, считывается, как попытка выгадать что-то. Судят по себе, что понятно, но подобные суждения — огромное черное пятно на человеках. По крайней мере на тех, с кем приходилось иметь дело. А их достаточно много, чтобы интерполировать.
  4. Раз я не умею писать, то может не стоит и продолжать? Тем более, что это всего лишь одно их моих многочисленных хобби.
  5. По крайней мере, стоит снизить активность на разных форумах, отписавшись от них. Или, как вариант, взяв себе за привычку не читать чужие глупости, выдаваемые за мнения.
  6. Наверное я и правда достиг возраста брюзжания.

Я.

  1. Думал, что завязал временно с ПКИ, но вот нарисовалась 9-я глава. Удивлен, но появилось понимание, что я делаю и идеи для десятой главы.
  2. Ремонт идет полным ходом. А голова закипает, что твой чайник.
  3. Языки тоже идут. Надеюсь в сентябре добрать немецкий до нужного уровня(судя по всему это вполне реальная цель) и переключиться на фрнацузский.
  4. Никак не могу придумать удобное планирование собственного распорядка дня, а без этого изрядная часть планов — чистой воды фикция.
  5. Разное.

Нектототам сферический, жабрами бяк-бяк, эсквайр по четвергам.

Перечитал «Шесть рассказов». Убогонько, но читать можно. Редактировать еще надо однозначно. Особенно первый рассказ, с которым вообще непонятно, что делать. Слишком длинный и запутанный. Надо будет подумать.

Думаю, может стоит и пришло время дописать «шелковые пальцы»? Или еще подождать?

Нужно начать новый цикл сказок. Нужно придумать локацию, героев, и т.д. Но голова не работает от слова совсем.

Синдром самозванца, разгулявшись, никак не желает меня оставить в покое, сука такая. Стараюсь не обращать на него внимания. Получается не очень.

Стройка века продолжается. В воскресенье начинаем этап сноса стен и все остальное.

У меня совсем не осталось аудитории, перед которой я могу обкатывать идеи. Не то чтобы она раньше была, но была хотя бы иллюзия ее присутствия. Теперь же нет и ее.

Немецкий вдруг сдвинулся с мертвой точки. В какой-то момент я осознал, что мне в его изучении мешают английский, испанский и иврит. Не то чтобы мешают, мешает моё отношение к нему, как этим языкам, лишенным падежей.

  1. Решил, что не буду продолжать с «поваренной книгой идиота». Задумка явно мне не по зубам. Может, когда-нибудь и вернусь к ней, но…
  2. Зато теперь могу с чистой совестью дочитать «Улисса» до конца, не оглядываясь на ритм «глава в неделю»
  3. Да и вообще, писательствование — не мое. А для души буду продолжать пописывать сказочки. Их тоже никто не читает, зато моя душа спокойна. И избавлена от критики и критиков. Остается конечно внутренний, но кому до него есть дело.
  4. Пересмотрел программу создания кулинарного сайта и теперь она выглядит намного более реалистичной. По крайней мере с точки зрения создания первого этапа. К чему и приступаю немедленно.
  5. Завтра в квартире начинают рушить стены для перепланировки. Просто не верится, что я дожил до этого и не свихнулся окончательно.
  6. Немецкий язык продвигается, а испанский слабеет. Правда, я теперь начал слушать(увы, пока нерегулярно) «451 по фаренгейту» на испанском и английском языках попеременно. Внушает надежду.

Нектототам сферический, языками на плечо и шагом марш! Белкавколесе все остальное время.

  1. Ну и пока обдумывается девятый эпизод самоликвидировался из чатов проекта, что не отменяет моего самого горячего участия в нем, просто… со стороны. Владелец чатов намекнул, что моя назойливость вышла из всех пропорций. Ну и ладно.
  2. Девятый эпизод сложен, зараза, особенно в разрезе моего повествования. Уже сломал голову. Сначала я ее сломал в процессе чтения. Теперь ломаю уже в третий раз. Зато начинается вырисовываться общая идея поваренной книги. По моему — вполне приемлемая. Хотя, неизвестно, что выйдет когда суть дойдет до дела.
  3. Цитата: »  — Ваш намек, — сказал Виктор, — напомнил мне один разговор — мой разговор с его превосходительством господином референтом господина Президента по государственной идеологии… Его превосходительство вызвал меня в свой скромный кабинет — тридцать на двадцать — и осведомился: «Виктуар, вы хотите по-прежнему иметь кусок хлеба с маслом?» Я, естественно, ответил утвердительно. «Тогда перестаньте бренчать!» — гаркнул его превосходительство и отпустил меня мановением руки. Голем ухмыльнулся
      — А чем вы, собственно, бренчали?
       — Его превосходительство намекал на мои упражнения с банджо в молодежных клубах.»

Нектототам сферический, задумчивостью по покрову ночи. Идиот при свете дня.

  1. Внучка пришла с подружкой и пока она чего-то там брала, подружка вдруг высказала свое восхищение моей книжкой. «До рассвета». Совершенно не детской книжкой. Мне ее Шели дала, сказала она. Очень понравилось! Собрались и ушли. Вот вам и дети ни черта не читают. Я так и остался сидеть с отвисшей челюстью. Девицам еще и тринадцати нет.
  2. Жду результатов СТ, а их все нет. Жду завершение строительства дома, а оно все не происходит, жду еще чего-то, но оно, скорее всего, так и не придет.
  3. Разное.

Нектототам сферический, думами набекрень, выборами на будущее.

А вот кому шестой эпизод! Для особо невнимательных сообщаю: это все черновики! Доберусь до последней 18-й главы, засяду надолго и все приведу в нормальный вид.