Ржановости

  1. Ржа, от слова ржавчина. Покрываюсь ею с ног до головы. Бронзой не привелось, так хоть ржавчиной. Тоже красиво, да.
  2. Следующая неделя снова в Болгарии.
  3. Нужно с болгарским языком до октября что-то сделать. Он теперь с высокой степенью вероятности будет часто полезным.
  4. Попытался отредактировать рассказ, получилась дичь какая-то. Нужно собраться с мыслями (их ведь было когда-то у меня) и взяться за дело.
  5. Для умного дома составил вчера план на вторую очередь, и список того, что нужно для завершения первой. Собственно, из первой очереди остались только подсветки в двух шкафах.
  6. Надо будет начинать думать, что сделать для УД в болгарской квартире.

Нектототам сферический.

  1. Все таки, российские либералы, это какой-то ступор головного мозга. Оставил коммент у Майкла Наки под милейшим постом, с которым я согласен совершенно. Кроме одного нюанса: «правые, это всегда, чуть копни поглубже — фашисты». Цитата не точная, смысл, надеюсь, передал. Спросил, с какого рожна он считает фашистов — правыми? Если они от рождения — левые. Социалисты чистой воды. Нам про это даже в школе рассказывали на уроках истории, в семидесятых годах. Ответ получить не надеюсь.
  2. И да, раз уж про политику: главные авторы нынешнего фашистского режима в России — либералы. Которые сейчас кликушествуют и бьют себя в грудь пяткой, доказывая, что уж если бы они — тогда совсем другое дело было бы!
  3. Был бы Навальный(Ходор или еще кто другой), совсем другая история была бы. А блядь, всю фекальную пирамиду власти, заточенную под существующий режим, куда? Кто их люстрирует и как? Такое возможно только в условиях полной оккупации и внешнего управления. Что невозможно: ни одна падла на западе такого даже в самом страшном сне не видит. Максимум — ВСУ выдавливает российскую армию за пределы Украины и…? Дальше-то что? Прибегут прекраснодушные долбоебы и начнут создавать Новую Прекрасную Россию. Готовлю попкорн бочками и сушу сухари тоннами.

Режедневности

  1. Восстанавливаю навык писания ничего о ни о чем.
  2. Планирую, ну в смысле лечу, в смысле, не от бессоницы, а просто так думаю о будущем величии. Не могу только придумать — чьём?
  3. Был в Болгарии. София-Велико Тырнрово-Варна. Из самого прикольного: русский аборигены не понимали ровно так же, как его не понимали чехи в Праге в 98-м.

Нектототам кубический. ширше себя в два обхвата.

Ежежтыдневности

  1. Начинать все с начала, с чистого листа — чистое безумие. Проще подождать малеха и оно само все проходит. Результат тот же, а усилий не в пример меньше.
  2. Пытался спланировать день, провел десять часов разбираясь с планировщиками времени. Все как один — херня полная.

Номад-домосед

Я домосед-кочевник. Или кочевник-домосед. Сразу и не разобрать, если специально не присматриваться. Да и кому это надо, своих дел у всякого выше крыши небось. Или небес? Без разницы. Меня постоянно манят приключения. Просто кошмар какой-то. Я всегда готов помчаться в самый дальний уголок Земли. Или Луны. Да хоть и на Марс, я же не против. Если оказия такая случится. И марсиане не будут против. Объездив много стран с оказией и без, я всегда вез с собой кусочек дома в дальнем уголке души. Аккуратно упакованный в ветхую шаль и перевязанный обрывком ветра крепко. Так, вдалеке, я всегда остаюсь дома. И это дает мне смысл продолжать путешествия в поисках себя в этом мире. В наше время не нужно вставать с кресла, согнав кота с колен, чтобы очутиться в любом месте. Единственно, к сожалению, люди. А я, ко всеобщему счастью, интроверт. Вот такие вот пироги.  И тот самый кусочек дома позволяет мне общаться с незнакомцами через порог, сквозь приоткрытую дверь. Не опасаясь, что натопчут. Отталкивая ногой ласкового пса, рвущегося наружу, поиграть в саду с птицей на войлочной вишне и соседскими курами, поглядывающими в щели забора.  Нет, извините, здесь такой давно не живет. Кот равнодушно фыркает с высоты птичьего полета. Да, раньше это был его дом, но сейчас… Нет, адреса не оставил. Кот развалился в кресле. Зевает. Мне тоже жаль. Веселый был человек, говорят. До свидания. Передам. Конечно. И подбросив полено в очаг, умоститься в кресло старое, кота согнав. Налить холодный чай в чашку с трещинкой и подумать мимолетно: хороший человек? Забавно. Видимо, он и правда спутал с кем-то меня. Надо бы убраться, пожалуй. Паутина в углу. Наросла. Но, жаль расстраивать паучка, он так бедолага старался. Да и одинокой бабочки слеза, запутавшись в серебре паутинки, ждет покорно привет от далекой звезды, что уже не взойдет. Никогда.

Ежедневности

  1. На работу, как на.
  2. Первый раз за три недели всю ночь спал.
  3. Собираюсь с мыслями. Боюсь, что приду только я.
  4. С языками все потихоньку выравнивается. Я надеюсь.
  5. Со сказками — тоже. Как выровняется окончательно, может что и напишу. Если не забуду, как это делается.

Нектототам сплинический, туманностями альбионический.

Нефигениновости

  1. Работа — наш компас земной. А надежда всего лишь умирает последне.
  2. Начинаю готовиться к языковому эксперименту. Снова. Попытаюсь восстановить испанский, сделав перерыв во французском. Упор на разговорный.
  3. Писать по-прежнему остро хочется, но не можется. Надо будет при разработке расписания отвести на это время.
  4. В голове роятся идеи сказок, а руки не поднимаются опуститься на клавиатуру. Действительно, чего им опускаться то? Мы руки не опускаем!
  5. Спал сегодня вполне приемлемо. Все кошмары просмотрел от начала и до конца, не просыпаясь.

Нектототам сферический, небесами обетован.

Треньбреновости

  1. На работе.
  2. Жизнь пока продолжается в режиме: «чихнул — уже событие на весь день»
  3. Работа не волк, но и не овца, да. О чем это я? Не знаю.

Нектототам ебический, всё, чем ни попадя где-то.