Большой бум

     Великий Муравей повернулся на другой бок и подумал сквозь сон: «Какая сволочь свет не выключила?»

   А Свет думал, глядя на спящего на гамаке-горизонте Муравья: «Черт, а ведь этот, таки, выключит если чего не предпринять.»

     И пропел: «Утро, лежебока! Пора в школу!»  И сам в сторонку шмыг. От греха подальше.

     Встрепенулся великий Муравей,  свалился с горизонта, да расшибся так, что света белого не взвидел: «Портфель, где мой портфель!?»  А потом, очухавшись немного, осмотрелся — не видел ли кто конфуза и обратно на горизонт полез, бросив ошалевшему облаку: «Внучкин сон приснился, бывает»

    Лежит великий Муравей на гамаке-горизонте, трубку звездной пылью набивает и думает: » Какая внучка, какой портфель?»

    И уже выпустив первую струйку дыма, совсем вскользь: «Да, правильно тогда страницы из дневника выдрал — всыпали бы мне за тот большой бум по первое число….»

Завалившийся горизонт

    Горизонт завалился на боковую, подоткнув под себя не успевшее увернуться от такой чести облако, да и захрапел на зависть Великому Муравью.

      — Ладно,  — Проворчал Муравей, — так уж и быть — твоя очередь….

     И, раскрыв альбом, принялся делать наброски огрызком карандаша. Озеро с островом посредине и лунной дорожка получились не плохо.  Темный лес и гора, которую Горизонт затолкал под голову, взбив для мягкости — еще лучше.

   Альбом валявшийся на веранде обнаружило Солнце и, оглянувшись — не видит ли кто,  раскрасило рисунки фломастерами, купленными им по случаю на ярмарке. Да только зря оно тревожилось:  Муравей уже утратил интерес к рисунку: он играл в поддавки с Луной и даже то, что озеро обмелело и превратилось в болото не смутило его ничуть.

  — А что, в болоте тоже жизни — завались! —  Воскликнул он оторвавшись от игры,  и подмигнул потягивающемуся со сна Горизонту, —  Тираннозавры там, всякие.  Ну, или, на крайний случай,  лягушки.
— Какая  еще жизнь? —  удивился Горизонт, но глянув вниз, сказал, —  А-а-а, ты об этом…

    И принялся  выжимать отсыревшее облако: на бездельника-Солнце надежды не много, Оно вон, даже такое славное озеро и то умудрилось умучить .