Пид и Ирочка

Что-то я все про Пида, да про Пида, а ведь была еще и Ирочка. Да и как ей же было не быть, если я про нее даже в заголовке написал, а ведь  я, как всем хорошо известно, человек крайне правдивый, пусть и не всегда.

Она пришла к нам зимой.  В декабре, если я ничего не путаю. Было не очень холодно, но  во дворе были огромные сугробы, сквозь которые регулярно приходилось рыть траншеи, уж хотя бы и потому, что труба, что я приварганил  к новой печке,  была диаметром сто или сто пятьдесят миллиметров, и  выбраться  сквозь нее  наружу можно было только по частям и то если покрошить помельче.

Услышав утробное завывание в сенях, я насторожился, а закаленный проживанием в нашей семье Пид, немедленно просочился  в подпол, от греха подальше. Я приоткрыл дверь чтобы посмотреть, что это там издает странные звуки и в тоненькую щель ворвался дикий зверь. Урча и рыкая зверь метнулся под диван и там затих.

Деревянной шваброй я  выколупал из под дивана, собственно и  не сопротивлявшуюся, мрачную кошку кошмарной расцветки, с торчащей  во все стороны вздыбленной шерстью и безумным взглядом. Одного уха на ней не было совсем, а остатки другого тоже были не в самом лучшем виде. Хвост, как я разглядел пока нес ее к дверям, отсутствовал, по крайней мере, на треть и был когда-то поломан в двух местах и сросся сикось-накось.

Уже у самых дверей я спросил максимально смиренно у жены сидящей в обнимку со шваброй( на случай если зверь таки вырвется из моих лап) ,

— Может оставим? Пусть не надолго.

Жена  энергично возразила мотивируя тем, что это судя по всему какая-то нечистая( во всех смыслах) сила, и что нам одного Пида за глаза хватит!

Пид энергично поддержал ее мысль, мявкнув возмущенно из подпола.

-Молчи, скотина! — пресек я его разглогольствования, — а то оставлю в подполе жить, с твоими корешами крысами  да мышами!

И Пид тут же замолк, осознав свою неправоту. А я выставил за дверь не сопротивляющуюся животину.

***

Зверь, точнее кошка, судя по ее трехцветной окраске, брала нас измором три дня.  Она прорывалась в дом всеми путями, которые смогла отыскать, а смогла она много:  о некоторых щелях я даже не подозревал, и пряталась все под тот же диван, откуда доставалась и выдворялась на улицу.

Я опросил всех соседей — никто не признался в том, что кошка ему знакома, и заодно подтвердили, что у прошлых хозяев никаких кошек не водилось.

На третий день приехал тесть. Выслушав рассказ дочери, он сказал —   точно,  нечистая сила, не вздумаете ее пускать, и тут же осведомился, не осталось ли у меня еще капустки по-дунгански, которую я наловчился делать так, что заканчивалась она всегда задолго до нового года, сколько бы я ее не сделал.

Капустка у меня еще была, и повеселевший тесть вытащил из рюкзака припасенную бутылку ачинской «Пшеничной» и объявил, что раз такое дело, то он у нас, пожалуй, день другой поживет, пока мы его не выгоним.

— А теще я дров наносил.  И воды,  пусть холера, одна поживет, ей полезно,  — бухтел тесть , разливая по стаканам.
Мы с ним выпили, потом еще по одной, потом я слазил  за  заначкой в подпол и мы доели капусту и колбасу, что тесть привозил из своей шахтовой Анжерки — там этот редкий зверь, давно забытый в нашем губернском городе водился в магазинах, пусть и не во всех.

За это время я проделал операцию по выдворению персоны нон-грата трижды. На четвертый раз тесть сказал, —  слушай,  Нестрашный, какого черта! Может она не просто так именно к вам рвется? Может ее стоит пустить?  На время. А мы за ней понаблюдаем, может научный эксперимент проведем.

Мы махнули еще по капельке и я пошел открывать, не слушая возмущенные вопли Пида, — А как же я!?

Я открыл дверь и вошла она, Ирочка. С поломанным в нескольких местах хвостом и отмороженными ушами, шерсть у нее ничуть не торчала и была красивой и блестящей. Она не торопясь прошествовала к Пидовой мисочке с едой, понюхала и вздохнув, принялась пить воду из игрушечной кастрюльки стоящей рядом.

Молча посмотрев на нас оценивающе  желтыми, миндалевидными  глазами, кошка вздохнула и скользнула в подпол сквозь кошачий лаз возле печки. Практически одновременно с ней, сквозь тот же лаз вылетел Пид и обведя всех присутствующих  безумным взглядом сказал,

— вы кого это привели, а?

Ирочка не показывалась на верху двое суток. Потом   она вышла, потянулась и принялась жадно пить воду, не обращая никакого внимание на поставленную для нее еду. С этого момента в нашем доме ни крыс ни мышей никто больше не видел.

 

14 Comments

      1. Знаешь что примиряет меня с этой жизнью? Что не все коты идиоты и не все кошки одинаково полезны. Иногда это вносит в жизнь неожиданное разнообразие.:))

        Нравится

        Ответить

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.