Стоунхендж

     Зумблюм П считал часы до прихода захода. Часов было много и они были разными:  карманные и настольные, настенные и гномоны, клепсидры  и  даже один макет Стоунхенджа , только не откалиброванный: последний специалист недавно помер — в лесу заблудился, ага. Так и не дождавшись своего прихода.

     Заход  Зумблюма П попросил за часами присмотреть,

        — Ведь ты же на «П»,  — настаивал он, — Правда?

   И Зумблюм П согласился.  Ведь он и правда был на «П»,  а Заход, в свою очередь,  был на «З» то есть родственник, пусть и дальний.

    Зумблюм П считал часы сапогами, которые он чтобы скоротать время и провести его с пользой принялся начищать до блеска.

    Часы хоть и были оскорблены таким его отношением к ним, но виду особо не показывали, только шептались меж собой, поскрипывая голенищами от обиды.  А макет Стоунхендж, тот так  даже уронил с грохотом один из своих камней, да прямо на ногу задремавшей Клепсидры.

    Тут такой тарарам начался, что прохожие начали в окна заглядывать,  но Зумблюм П ничего не замечал — он любил чистить сапоги до блеска, а потом надев все десять или пятнадцать пар — маршировать по плацу выстроенном прямо у него в голове, слева от мозжечка и справа от Елисейских полей.

    Там его заход и застал.

    — Вольно! Рразойтись! — Рявкнул  находчивый Заход, и Зумблюм П тут же разошелся.

      Три дня его всем городом останавливали.  Все, включая городской фонтан и памятник неизвестному  горожанину, заплатившему вовремя налоги, приняли участие. Едва остановили: кто-то догадался на городской башне часы остановить, солнечные. Зумблюм П увидел, что время не движется и сам замер. Чтоб не нарушать.

      А паршивец Заход же, тем временем,  давно в себя ушел.  И часы унес.  Все. Только  макет Стоунхенджа остался, не откалиброванный.  Он у него где-то там не поместился, да и буковки на циферблате уж больно неразборчивые — время постаралось.

   Зумблюм П его потом в музей сдал. Из него потом, еще ресторан сделали. Туда пришельцы разные очень любят заглядывать и японцы с фотоаппаратами. Японцев там хоть и держат в строгости и фотографировать только на дагерротип разрешают,  привечают, свои все ж, как-никак. А пришельцев не любят — «Понаехали»,  шипят им в спину. У кого она есть, разумеется. А  у кого нет так и вовсе не понять во что.

    Одно спасает — пришельцы по нашему все еще плохо понимают. В нюансах путаются. На все нужно время.

4 Comments

  1. Посчитала, часов у меня маловато, но для марша хватит, сейчас почищу и пойду маршировать, глядишь и заход вернется, а то грустно без него.

    Нравится

    Ответить

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.