Живая скульптура. Мадрид-Лиссабон-Мадрид

Мы сидели на площади Майор. Потому, что проголодались, а там было множество кофешек, это раз, потому, что там было куча праздного народа и светило солнышко, это два. Что мало? Хорошо, еще потому, что было воскресенье.  Ну, сейчас-то достаточно?
Я сразу сказал, что день наш последний тут приходит, а настоящую паэлью нам уже искать времени и не осталось. И тут  же потребовал от официанта пиво.  Тот на удивление быстро приволок и я забылся со стаканчиком  в одной руке и голодной женой по соседству, а как вы понимаете — такое соседство вещь опасная во всех случаях. Ах, да — паэлья! — почесал я ушибленную под столом ногу.  И заказал одну порцию. Потому, что все равно будет туристско-общепитовский вариант, с разваренным рисом и  скучными креветками в количестве трех штук, явно перенесших глубокий анабиоз по дороге к сковородке. Так оно, собственно,  и случилось, но  я сказал, что это месть тех креветок, что мы ели в Лиссабоне. Правда, за что нам могут мстить креветки я подумать не успел, потому, что принесли наш заказ( стыдно называть его паэльей, собственно, хотя он и был подан на специальной сковороде — хоть в этом  не обманули, —  объяснил я жене, хотя она меня ни  о чем не спрашивала.)

В Лиссабоне, почему-то, официантами служили одни мужики. С одной стороны, правильно, конечно, а с другой, это подбрасывало дровишек в тлевший в мое душе костер теории конспирации: прячут своих женщин от чужого взгляда, подозревал я, хотя понятно было, что мы просто болтаемся в местах, куда местное население и не заглядывает за ненадобностью.
Мы тогда вышли из гостиницы и завернули  в первую же попавшуюся едальню. На вывески едальни было нарисовано, что-то морское: то ли креветка, то ли кальмар, а то и вовсе  — крокодил с усами — не помню.
Я долго изучал меню — ни слова по английски. Мы попали куда надо, обрадовался я — тут едят местные, попробуем настоящей португальской еды. Осталось только выяснить, что в меню написано.
После того, как все мы полностью исчерпали  познания в языке жестов, официант поманил жену к аквариумам и начал тыкать в них пальце, как бы намекая — выбирайте, и мы его тут же загарпуним — лодки уже в пути!
Жена вернулась за столик с бледным лицом и предложила мне самому  выбирать. Я поступил просто — выбрал самую дорогую строчку в меня и отступив на один пункт  сказал — это. Официант горячо одобрил мой выбор и, радостно улыбаясь всеми руками, спросил — одну или две? Обижаешь, сказал я и выразительно показал на себя — неужели ты думаешь, что ЭТО можно накормить одной чем-то там, если это не кит, разумеется. Две. Каждому. Официант пожал плечами, дело ваше. А что вы будете пить?  Местное, подходящее к блюду, -объяснил я оставшимся у меня жестом и тот немедленно притартал бутылку белого сухого в ведерке со льдом. И мы принялись ждать, опасливо поглядывая, как за соседним столом два аборигена увлечено беседуют, ожесточенно хренача деревянными молотками по, закатившему от такого произвола глаза,  крабу едва помещавшемуся на столе.
Нам принесли заказ.  Это оказались креветки. Четыре, как и заказывали, штуки. Вес указанный в чеке — кило сто. Я хоть не собирался вам демонстрировать свои фотоэксперименты, но их лучше один раз увидеть, потому, что мои возможности описать что-то, еще скуднее чем… короче:

From Drop Box

И это не все, что было, потому, что я не сообразил сфотографировать сразу и одна креветка к тому времени уже была доблестно съедена.

Отложив в сторону вилку я заказал еще стакан пива. Хорошо! Сказал я, подразумевая, что, мол, слава богу, что эта каша закончилась и можно поставить «V » списке добрых дел.  Вкусно было, сказала жена и я не стал возражать. Просто потому, что глупо. Иногда даже на меня снисходят озарения.   Да и лень.  За соседним столиком расположилась славная парочак: женщина, лет…но не будем о грустном, выглядела она лет на 25-50, в зависимости  от освещения. Внешность у нее была секретарская, я бы сказал. Её босс, надеюсь, что так оно и было иначе просто не объяснить выражения проскакивавшие по ее лицу, видимо, непроизвольно, был одет несколько экзотично. Тонкий свитер с надписями, извещающими всех, что он член престижного Поло клуба.  На руке у него были рыжие котлы — на взгляд, килограмма на два, в виде сердечка. Взгляд босс носил утомленный. Ему бы очень пошел клубный пиджак. Вполне возможно, что он его просто забыл в гостинице. Секретарша заказала паэлью и босс ел кашу не глядя ни на кого, как будто отбывал тяжелую повинность. Секретарша молча курила. Босс, оторвавшись он созерцания пустого пространства, проворчал по русски, — что там у нас еще? Дай сюда.  — Он прошелестел поданной бумажкой,  — А, да — хамон. Остался хамон.
И снова замолчал, обратившись в нелепую скульптуру  с листком бумаги в руке на площади Майор и я уже было начал думать, что его непременно спутают с живой скульптурой, одной из тех, что развлекали праздную публику дурацкими ужимками.
Мы ушли гулять дальше, так и не услышав от странной пары больше ни одного слова.

(Ну и традиционное: продолжение следует. Но вот куда оно следует и, главное,  зачем, мне совсем не ясно)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.